Глава 1. Первые экспедиции

 

Экспедиция А.Барченко

В 1922 году в районе Сейдозера и Ловозера в Мурманской области работала экспедиция, возглавляемая А.Барченко, которая занималась этнографическими, психофизическими и просто географическими исследованиями. И там был обнаружен странный лаз, уходящий под землю. Проникнуть внутрь учёным не удалось - мешал странный безотчётный страх, почти осязаемый ужас, буквально рвущийся наружу из черного зева. Один из местных жителей рассказывал, что "ощущение было таким, будто с тебя живьём сдирают кожу!" Сохранилась коллективная фотография, на которой рядом с мистическим лазом сфотографировались 13 членов экспедиции.

Кто такой Александр Барченко?

 

Александр Васильевич Барченко
(1881-1938)

Александр Васильевич Барченко родился в 1881 году в городе Елец (Орловская губерния) в семье нотариуса. Предметом его увлечений с ранней юности стали оккультизм, астрология, хиромантия. Но вначале Александр решил заняться медициной, отдавая предпочтение изучению паранормальных человеческих способностей - феноменам телепатии и гипноза, и в 1904 году он поступает на медицинский факультет Казанского университета, а в 1905-м - переводится в Юрьевский университет.

Он много странствует как по России, так и за границей, посещает и Индию. Одной из тем, которые интересовали его – была тема о разнообразии видов "лучистой энергии". Большое внимание он уделяет и проблеме существования эфира - этой "тончайшей, наполняющей вселенную среде". Его крайне интересует и излучение мозга человека, которое, как он считал,  имеет непосредственное отношение к проблеме передачи мысли на расстояние.

Барченко горячо исповедует идею о том, что древнему миру, возможно, были известны многие тайны природы, ещё не познанные современным человеком. "Существует предание, - пишет он, - что человечество уже переживало сотни тысяч лет назад степень культуры не ниже нашей. Остатки этой культуры передаются из поколения в поколение тайными обществами". 

Во время Первой мировой войны Барченко получил ранение и в 1915 году был демобилизован.

В конце 1917 - начале 1918 года Барченко часто посещает различные эзотерические кружки, а для нахождения средств к существованию читает лекции на эзотерические темы революционным матросам Петрограда. Но, скоро Барченко попадает в сферу внимания Петроградской ЧК, и в оперативных сводках её сотрудников говорится: "Барченко А.В. - профессор, занимается изысканиями в области древней науки, поддерживает связь с членами масонской ложи, со специалистами по развитию науки в Тибете, на провокационные вопросы с целью выяснения мнения Барченко о Советском государстве Барченко вел себя лояльно".

В 1919 году Александр Васильевич завершил высшее образование, окончив Высшие одногодичные курсы по естественно-географическому отделению при 2-м Педагогическом институте. А в 1920 году, видимо не без участия чекистов, Барченко был приглашен к выступлению с научным докладом "Дух древних учений в поле зрения современного естествознания" на конференции Петроградского института изучения мозга и психической деятельности. И вскоре, по представлению академика Бехтерева, Александр Барченко был избран членом учёной конференции "на Мурмане" и командирован на Кольский полуостров для исследования таинственного заболевания - "мерячения", наиболее часто проявляющегося в районе Ловозера.

Эту загадочную болезнь учёные сегодня характеризуют как “психическую заразу”. Ею болеет не только местный народ, заболевают и пришлые. Состояние больных похоже на массовый психоз, когда люди начинают повторять движения друг друга, безоговорочно выполняют любые команды. В конце XIX и в начале XX века на Крайнем Севере России и в Сибири состояние меряченья охватывало довольно большие группы населения. В 1870 году сотник Нижне-Колымского казачьего отряда так писал местному врачу: "Болеют какою-то странною болезнью в Нижне-Колымской части до 70 человек. Это их бедственное страдание бывает более к ночи, некоторые с напевом разных языков, неудобопонятных; вот как я каждодневно вижу 5 братьев Чертковых и сестру их с 9 часов вечера до полуночи и далее; если один запел, то все запевают разными юкагирскими, ламаутскими и якутскими языками, так что один другого не знает; за ними их домашние имеют большой присмотр".

А вот как описывает типичный припадок у женщины-якутки один из исследователей этого явления С.И.Мицкевич: "Сознание делается спутанным, появляются устрашающие галлюцинации: больная видит чёрта, страшного человека или что-нибудь подобное; начинает кричать, петь, ритмично биться головой об стену или мотать ею из стороны в сторону, рвать на себе волосы". Мерячение может продолжаться от одного-двух часов до целого дня или ночи и повторяться в течение нескольких дней. Якуты обычно объясняют припадки порчей или вселением в тело злого духа ("мэнэрика") и потому говорят в таких случаях: "бес мучает". По информации Мицкевича, про "мэнэриков" ходят среди населения разные рассказы, например, что они могут себя прокалывать насквозь ножами и это не оставляет следов, могут плавать, не умея плавать в обычном состоянии, петь на незнакомом языке, предсказывать будущее и так далее. Одержимый "духом" во многом подобен шаману и обладает силой и способностями шамана, что, несомненно, роднит мерячение и шаманство. Различие между ними состоит лишь в том, что "мэнэрик" вселяется в больного против его воли, а шаман вызывает "духа" по своей воле и может повелевать им.

И это явление, несомненно, интересовало и чекистов. Несмотря на самые голодные для Советской России годы, власть имущие уже в то время задумывались о способах управления массовым сознанием, ведь впереди стояла грандиознейшая задача: распространить эту власть на весь мир. Потому-то экспедиция А.Барченко ещё на стадии подготовки была поддержана начальником спецотдела ОГПУ Г.И.Боким. Бокий входил в своё время вместе с Барченко в организацию "Единое трудовое братство", каким-то образом "братство" стало интересоваться нетрадиционными исследованиями в области физического воздействия на человеческую психику. Через него за работами Барченко следил и Ф.Дзержинский.

Барченко пробыл на Севере около двух лет. При этом он работал на биостанции в Мурмане, выступал с лекциями, занимался краеведческой работой в должности заведующего Мурманским морским институтом краеведения - изучал прошлое края, быт и верования лопарей, - тем самым тщательно готовился к уже давно порученной ему экспедиции вглубь Кольского полуострова.

И вот в августе 1922 года экспедиция отправилась в район Ловозёрского погоста. Участие в ней вместе с учёным приняла и жена Наталья, а также специально приехавший из Петрограда астроном Александр Кондиайн.

По пути к Ловозеру Барченко услышал легенду о древнем племени чудь: "Давным-давно лопари воевали чудь. Победили и прогнали. Чудь ушла под землю, а два их начальника ускакали на конях. Кони перепрыгнули через Сейдозеро и ударились в скалы, и остались там на скалах навеки. Лопари их называют "Старики"".

Уже в самом начале экспедиции, во время перехода к Ловозеру, её участники натолкнулись в тайге на довольно странный памятник - массивный прямоугольный гранитный камень. Всех поразила правильная форма камня, а компас показал к тому же, что он ориентирован по странам света. В дальнейшем Барченко выяснил, что, хотя лопари поголовно исповедуют православную веру, втайне они поклоняются богу Солнца и приносят бескровные жертвы каменным глыбам-менгирам, по-лопарски - "сейдам".

Переправившись на парусной лодке через Ловозеро, экспедиция двинулась дальше в направлении близлежащего Сейдозера, почитавшегося священным. К нему вела прорубленная в таёжной чаще прямая просека, поросшая мхом и мелким кустарником. В верхней точке просеки, откуда открывался вид одновременно на Ловозеро и Сейдозеро, лежал еще один прямоугольный камень. Александр Кондиайн записал в своем дневнике: "С этого места виден по одну сторону в Ловозере остров - Роговой остров, на который одни только лопарские колдуны могли ступить. Там лежали оленьи рога. Если колдун пошевелит рога, поднимется буря на озере. По другую сторону виден противоположный крутой скалистый берег Сейдозера, но на этих скалах довольно ясно видна огромная, с Исаакиевский собор, фигура. Контуры её темные, как бы выбиты в камне. Фигура в позе "падмаасана". На фотографии, сделанной с этого берега, её можно было без труда различить".

Участники экспедиции решили наутро подплыть к обрыву скалы, чтобы лучше рассмотреть загадочную фигуру, но лопари наотрез отказались дать лодку. Всего у Сейдозера путешественники провели около недели. За это время они подружились с лопарями, и те показали им один из подземных ходов. Однако проникнуть в подземелье так и не удалось, поскольку вход в него оказался завален землей.

Вот что пишет в своём "Астрономическом дневнике" Александр Кондиайн:

"10/IX. "Старики". На белом, как бы расчищенном фоне, напоминающем расчищенное место на скале, в Мотовской губе выделяется гигантская фигура, напоминающая темными своими контурами человека. Мотовская губа поразительно, грандиозно красива. Надо себе представить узкий коридор версты 2-3 шириной, ограниченный справа и слева гигантскими отвесными скалами до 1 версты высотой. Перешеек между этими горами, которым оканчивается губа, порос чудесным лесом, елью - роскошной, стройной, высокой, до 5-6 саженей, густой, типа таёжной ели. Кругом горы. Осень разукрасила склоны вперемежку с лиственницами пятнами серо-зеленого цвета, яркими кущами берез, осин, ольхи; вдали сказочным амфитеатром раскинулись ущелья, среди которых находится Сейдозеро. В одном из ущелий мы увидели загадочную вещь: рядом со скитами, там и сям пятнами лежащими на склонах ущелья, виднелась желтовато-белая колонна вроде гигантской свечи, а рядом с ней кубический камень. На другой стороне горы с севера виднеется гигантская пещера, сажень 200, а рядом нечто вроде замурованного склепа. Солнце освещало яркую картину северной осени. На берегу стояли 2 вежи, в которых живут лопари, выселяющиеся на промысел с погоста. Их всего, как на Ловозере, так и на Сейдозере, ок. 15 человек. Нас, как всегда, радушно приняли, угостили сухой и вареной рыбой. После еды завязался интересный разговор. По всем признакам мы попали в самую живую среду седой жизни.

Лопари вполне дети природы. Дивно соединяют в себе христианскую веру и поверья старины. Слышанные нами легенды среди них живут яркой жизнью. "Старика" они боятся и почитают. Об оленьих рогах боятся и говорить. Женщинам нельзя даже выходить на остров - не любят рога. Вообще же они боятся выдавать свои тайны и говорят с большой неохотой о своих святынях, отговариваясь незнанием. Тут живет старая колдунья, жена колдуна, умершего лет 15 назад, брат которого, до сих пор еще глубокий старик, поёт и шаманствует на Умбозере. Об умершем старике Данилове говорят с почтением и страхом, что он мог лечить болезни, насылать порчу, отпускать погоду, но сам он однажды взял задаток у "шведов" (вернее, чуди) за оленей, надул покупателей, т. е. оказался, по-видимому, более сильным колдуном, наслав на них сумасшествие.

Нынешние лопари имеют несколько другой тип. Один из них имеет немного черты ацтеков, другой - монгол. Женщины - с выдающимися скулами, слегка приплюснутым носом и широко расставленными глазами. Дети мало отличаются от русского типа. Живут здешние лопари много беднее ундинских. Много их обижают, и русские и ижемцы. Почти все они неграмотные. Мягкость характера, честность, гостеприимство, чисто детская душа - вот что отличает лопарей.

 

Ловозеро

Вечером после краткого отдыха пошёл на Сейдозеро. К сожалению, мы пришли туда уже после захода солнца. Гигантские ущелья были закрыты синей мглой. Очертания "Старика" выделяются на белом фоне горы. К озеру через тайболу ведет роскошная тропа. Везде широкая проезжая дорога, кажется даже, что она мощёная. В конце дороги находится небольшое возвышение. Все говорит о том, что в глубокой древности роща эта была заповедной, и возвышение в конце дороги служило как бы алтарем-жертвенником перед "Стариком". Погода менялась, ветер усилился, облака собирались. Надо было ожидать бури.

Часов в 11 я вернулся на берег. Шум ветра и порогов реки сливались в общем шуме среди надвигающейся темной ночи. Луна поднималась над озером. Горы оделись чарующей дикой ночью. Подходя к веже, я испугал нашу хозяйку. Она приняла меня за "Старика" и испустила ужасный вопль и остановилась как вкопанная. Насилу её успокоил. Поужинав, мы обычным порядком залегли спать. Роскошное северное сияние освещало горы, соперничая с луной".

На обратном пути Барченко и его спутники попытались вновь совершить экскурсию на "запретный" Роговый остров. Парнишка, сын местного священника, согласился перевезти членов экспедиции на своем паруснике. Но стоило им только приблизиться к таинственному острову, как поднялся сильный ветер, отогнал парусник и сломал мачту. В конце концов, путешественников прибило к крошечному, совершенно голому островку, где они, дрожа от холода, и заночевали. А утром уже на веслах кое-как дотащились до Ловозёрска.

 

Участники Лапландской экспедиции вернулись в Петроград глубокой осенью 1922 года. 29 ноября А.Кондиайн выступил на заседании географической секции общества "Мироведение" с докладом о результатах своей поездки, который назывался "В стране сказок и колдунов". В нём он рассказал о сделанных экспедицией удивительных находках, свидетельствующих, по его мнению, о том, что местные жители-лопари происходят "от какой-то более древней культурной расы".

А через некоторое время в петроградских газетах появилось сенсационное интервью с руководителем экспедиции и изображения загадочных памятников древнелапландской культуры. "Проф. Барченко открыл остатки древнейших культур, относящихся к периоду, древнейшему, чем эпоха зарождения египетской цивилизации", - сообщила читателям "Красная газета" 19 февраля 1923 года. О своих находках сам первооткрыватель рассказывал так: "До сих пор лопари русской Лапландии чтут остатки доисторических религиозных центров и памятников, уцелевших в недоступных для проникновения культуры уголках края. Например, в полутораста верстах от железной дороги и верстах в 50 от Ловозёрского погоста экспедиции удалось обнаружить остатки одного из таких религиозных центров - священное озеро Сейдозеро с остатками колоссальных священных изображений, доисторическими просеками в девственной тайболе (чаще), с полуобвалившимися подземными ходами-траншеями, защищавшими подступы к священному озеру. Местные лопари крайне недружелюбно относятся к попыткам более тщательно обследовать интересные памятники. Отказали экспедиции в лодке, предостерегали, что приближение к изваяниям повлечет всевозможные несчастия на наши и их головы".

 

После возвращения в Москву материалы экспедиции были очень внимательно изучены, в том числе и на Лубянке. Какие же цели преследовала экспедиция? Самой известной остаётся версия о скрытом источнике тепловой энергии, который искала группа Александра Барченко. Её придерживается значительный процент тех, кто бывал в долине, хотя назвать точную природу источника они затрудняются, но уверены, что его воздействие на человеческий организм может вызывать галлюцинации, возбужденное состояние и т.п.

Отчёт об экспедиции Барченко никогда не публиковался, в ОГПУ ему сразу же придали гриф секретности.

В 1930 году Барченко переходит на работу в НКВД, где возглавляет сверхсекретную лабораторию, связанную с изучением воздействия физических полей на психику людей. А в 1937 году академик А.Барченко был арестован, его обвинили в шпионаже и террористической деятельности. При этом все книги, записи, дневники и прочие бумаги, включая  2-томную работу по методике воздействия объемного энергополя на сознание человека, были изъяты и никогда не были возвращены родственникам. Сам же учёный 25 апреля 1938 года был расстрелян.

 

Первое противодействие и “немецкий след”

В ОГПУ понимали, что результаты экспедиции А.Барченко всколыхнули интерес не только своей публики – научной и обывательской, но привлекли внимание и зарубежных спецслужб. И если укрепление пограничной охраны, создание погранзон – ещё только намечались, строительство мощнейших лагерных поселений зеков Колы – только впереди, то сейчас нужно было что-то предпринять. Нужен был отвлекающий маневр. И пусть ограниченный круг “своих” знал, что в Ловозёрье открыто что-то значимое, для всех остальных – нужна иная информация. Конечно понималось, что любая деза несколько запоздала – птичка уже вылетела, но что делать…

Вот тогда-то и организуется новая - “частная” экспедиция. И о ней мы можем судить по следующей публикации:

“Невзирая на огромный интерес публики к открытиям, сделанным экспедицией, появились и скептики. Летом 1923 года один из сомневающихся, некто А.Колбановский, разыскав проводника Барченко М.Распутина, организовал собственную экспедицию в район Ловозера, дабы воочию убедиться в существовании памятников "древней цивилизации". Вместе с Колбановским в заповедные места отправилась и группа объективных наблюдателей - председатель Ловозёрского волисполкома, его секретарь и волостной милиционер (обратите внимание на состав! – А.М.). Первым делом Колбановский попытался добраться до "заколдованного" Рогового острова.

Вечером 3 июля отряд отважных путешественников, несмотря на "колдовские чары", переплыл через Ловозеро и высадился на Роговом острове. Полуторачасовое обследование его территории, однако, не дало никаких результатов. "На острове - поваленные бурями деревья, дико, никаких истуканов нет - тучи комаров. Пытались отыскать заколдованные оленьи рога, которые издавна - по легендам лопарским - потопили наступавших шведов. Эти рога насылают "погоду" на всех, кто пытается приблизиться к острову с недобрыми намерениями (а также с целью обследования), особенно на женщин". В отчёте о поездке ничего не говорится о том, удалось ли Колбановскому найти хоть одну из этих реликвий.

Ночью, чтобы не привлекать к себе внимания, отряд двинулся к соседнему Сейдозеру. Обследовали загадочную фигуру "Старика" - выяснялось, что это "не что иное, как выветренные темные прослойки в отвесной скале, издали напоминающие своей формой подобие человеческой фигуры". Но оставалась еще каменная "пирамида", служившая одним из главных аргументов в пользу существования древней цивилизации. К этому "чудесному памятнику старины" Колбановский, следуя за Распутиным, и отправился. И вновь неудача: "Подошли вплотную. Глазам представилось обыкновенное каменное вздутие на горной вершине".

Выводы Колбановского, развенчавшие все открытия А.Барченко, были опубликованы сразу же после окончания экспедиции мурманской газетой "Полярная правда". При этом редакция газеты в своём комментарии довольно язвительно охарактеризовала сообщения "группы" Барченко как "галлюцинации, занесённые под видом новой Атлантиды в умы легковерных граждан гор. Петрограда".

 

Но, иностранные разведки и, в первую очередь, немецкая, - вряд ли “купились” на подобные “опровержения”.

А когда окрепла немецкая Аненербе, рассылавшая своих агентов по всему свету в поисках нетрадиционных знаний, то можно было ожидать и прямых попыток проникновения нацистов в Ловозёрье .

И осенью 1955г. такой “след” в Ловозёрье был обнаружен Ю.Романовым, руководителем геологической партии. Ему удалось найти заваленный тоннель, идущий вглубь горы. Он был явно искусственного происхождения, с ровными стенами и почти трехметровым полукруглым сводом. Геологи прошли по нему около ста метров, но дальше идти не рискнули - поджимало время, надо было в оговоренные сроки вернуться на базу.

Впрочем, выяснилось, что кто-то уже побывал в этом тоннеле - на полу валялся окурок немецкой папиросы. А днём раньше в небольшой естественной пещере с заваленным входом геологи обнаружили загадочный тайник. Там оказались научные приборы, в том числе цейссовский теодолит и даже секстант, что явно свидетельствовало о том, что оставившие его не имели надёжных карт этой местности. Там же был найден и хронометр - всё немецкого производства. Годы выпуска приборов 1935-1939-е.

К величайшему изумлению геологов, в тайнике оказался и целый тюк одежды на десять человек: ватники, полушубки, болотные сапоги, а также целый набор геологических молотков и альпинистское снаряжение.

Всё найденное никто не тронул - у геологов и своего груза хватало. Лишь один из них заменил свои рваные сапоги, а заодно поменял свой ущербный молоток на качественный, из рурской стали. Находки сфотографировали, а тайник нанесли на карту. По прибытии в Ленинград составили о находке подробный отчёт.

Как ни странно, тогда, в 55-м, геологическое начальство находка не заинтересовала. Но, когда на следующий год,  делая в Географическом обществе доклад, посвящённый в основном археологическим артефактам, Романов лишь попутно упомянул о странных находках немецкого производства, на следующий день он был вызван на Литейный, где ему пришлось всё повторить, только в ином ракурсе. Чекистов явно заинтересовал “немецкий след”. Текст доклада, сданный на предварительную рецензию в Географическое общество (тогда так полагалось), был тут же изъят, вместе с “вещдоками”: молотком, сапогами и фотоплёнкой.

К сожалению, даты выпуска приборов не могут нам помочь ответить на вопрос: до войны или во время неё там побывали “варяжские гости”? И что именно они искали в советском тылу. Скорее всего, утечка информации о находках Барченко произошла в те смутные для науки 20-е годы, когда многие специалисты даже без идейных убеждений уезжали за рубеж, в ту же Германию. А, как известно, Гитлер и его окружение проявляли большой интерес к различным оккультным теориям и феноменам. Стоит вспомнить хотя бы о нацистских экспедициях в поисках Шамбалы, чаши Грааля и “дыр” в подземный мир около полюсов. А может быть, нацистов заинтересовали идеи Барченко о сохранившихся атомных тепловых машинах?

 

 

Далее... 

 

 

Хостинг от uCoz