Часть 2. МезоАмерика

 

Летательные аппараты “богов” МезоАмерики

Летательные аппараты “богов” МезоАмерики можно разделить на 3 класса: воздушно-космические корабли (ВКК), летающие платформы (ЛП) и индивидуальные (индЛА).

Корабли 1-го класса (ВКК), прежде всего, отличались от других своими размерами, достигая в длину 170 м. Эти корабли мезоамериканских “богов” не были единообразны в размерах и, образно говоря сегодняшним языком, имели в своем составе как тяжёлые крейсеры, так и линкоры и эсминцы. Но, об их размерах мы можем судить очень точно – по размерам и конфигурации своих посадочных площадок – “битаврингов”. Да, да – именно “стадион для игры в мяч” получил такое название – по аналогии формы с сечением двутавровой балки и вторым именем лётного ангара – эллинга.

При этом каждый из таких кораблей имел постоянную “приписку” к своим базам – городам. Это было иной раз не всегда удобно – корабль мог совершить “базовую” посадку только на своей уникальной площадке, но, видимо, это был не решающий фактор при строительстве.  У нас ведь тоже не каждый аэродром готов принять любое воздушное судно, не говоря уже о возможностях его обслуживания, а тем более - ремонта.

А ведь такой “стадион для игры в мяч”, как изображённый битавринг из Монте-Альбана, - далеко не единичное сооружение. Практически подобные взлётно-посадочные площадки сооружались в каждом городе МезоАмерики. И не по одному. Например, только в Эль-Тахине их насчитывалось одиннадцать.

 

 

На фотографии хорошо видна эта конфигурация травяного покрытия площадки, напоминающая в плане заглавную латинскую букву I. И здесь каждый легко может себе представить конфигурацию нижней части корабля, который устойчиво стоял на этом покрытии, не касаясь каменных поверхностей площадки.

Так как основным стрежнем данной статьи является тема использования “богами” мегалитических сооружений, тогда что же, рассматривая фотографию, привлекает взгляд? Конечно – камень, как используемый материал, и – необычная скошенно-клинообразная форма их боковых граней. И, учитывая многочисленность подобных построек в МезоАмерике, можно выделить ещё один фактор – это, конечно же, один из основных видов мегалитических сооружений “богов”!

“Сыны Божьи” вообще любили и умели работать с камнем. Они не только использовали его в качестве материала для строительства многофункциональных пирамид, как это было в МезоАмерике или Египте, обустройства лабиринтных систем навигации морских судов, как в Беломорье или Средиземном море, или создания мощнейших станций психологического воздействия на человека, как это происходило в Ловозёрье. Теперь мы видим тот же камень, уложенный в виде 2-х разнесённых ступенчато-пирамидальных граней, но предназначенный совершенно для другой цели, а именно: обеспечить внешнее возбуждение движителей ЛА за счёт энергии каменной структуры-формы!

Тип движителя кораблей – вихревой, эфирно-опорный, в котором множество его вихревых ячеек работает параллельно, создавая общую тягу (подъёмную силу), и наклонные поверхности битавринга чётко указывают место нахождения на корабле несущих поверхностей этого движителя (более подробно – в статье “Азбука меркабы: индЛА”).

В связи с высокой биологической опасностью излучения вихревых ячеек можно уверенно предположить, что над несущими поверхностями корабля не должны были находиться живые существа, а потому можно представить конструкцию корабля и на верхних этажах.

 

 

 

 

 Рассматривая эти корабли на 2-х только что приведенных рисунках кодексов  Zouche-Nuttall (19) и Vindobonensis (9), можно отметить два важнейших фактора в их конструкции: многоярусность и модульность.

В инженерном решении – выполнить конструкцию ЛА многоярусной – нет ничего необычного: наши океанские суда или военные корабли, вплоть до авианосцев, именно его и используют. И так как сам корабль почти всегда имеет возможность нести большую полезную нагрузку, то при этом – экономится полезная площадь палубы, уменьшаются габариты корабля.

А вот модульность конструкции – это уже для нас нечто не совсем обычное. Хотя, применяя принцип инженерной целесообразности, именно такая сборно-модульная конструкция позволяла осуществлять любую потребную конфигурацию кораблей: как по размерам, так и по назначению. И, в первую очередь, такой подход обеспечивал широкий спектр решения различных задач, стоящих перед колонией поселения.

Теперь в самый раз перейти к собственно воздушно-космическим кораблям.

 Основание (база) корабля могло быть цельным, но, скорее всего, - также состояло из стандартных наборных модулей, что позволяло быстро собирать ЛА варьируемых размеров и для решения широкого круга задач. Главные предназначения основания: быть движителем корабля и нести силовую нагрузку при многоэтажном размещении других модулей.

Далее: какие задачи возлагались на корабли при перелёте на Землю?

Это, естественно:

·   перевозка личного состава экспедиционного корпуса;

·   доставка вооружения, средств защиты и связи;

·   доставка необходимых техники, оборудования и материалов для обустройства и функционирования колонии.

Эти задачи должны были решаться как в начальный период колонизации, так и в последующем.

По мере развертывания инопланетной группировки на Земле к этим задачам добавлялись новые:

·   боевое дежурство;

·   разведка;

·   защита собственной колонии и, при необходимости, - нанесение ударов по вражеским объектам, находящимся как на земле, так и в воздухе (космосе).

 

Модули и летающие платформы

Модульные устройства богов довольно разнообразны, потому-то  для ясности нашей картины их нужно как-то классифицировать.

Например, по месту использования:

·   корабельные;

·   наземные;

·   универсальные.

Классификация по назначению даёт уже совсем другую картину. Не претендуя на полноту, покажем:

·   транспортно-войсковые;

·   транспортно-грузовые;

·   боевые;

·   наблюдения и навигации;

·   (ближней, дальней) связи;

·   воздушной (космической) обороны;

·   командные и представительские;

·   движительно-силовые;

·   ионизационные;

·   вспомогательные.

Логика инженерной целесообразности подсказывает, что на основной платформе (базе) корабля, состоящей из движительно-силовых и ионизационных модулей,  должны находиться палубы и отсеки для размещения других модулей, устройства для их монтажа на разных этажах,  а также транспортировки при приведении в боевое положение, воздушного десантирования и приёма летающих модулей на корабль.

Понятно, что все модули входят в состав обеих групп, но, хотя  2-я  группа классификации – более детальная, всё же начнём - с первой.

Корабельные модули предполагают их эксплуатацию только на ЛА. К ним, например, можно отнести транспортные и навигационные модули.

А такие модули, как: боевые, воздушной (космической) обороны, наблюдения, ближней связи, командные и представительские – уже относятся к классу универсальных. Они изначально предполагались к использованию как на кораблях, так и на наземных сооружениях. Решение о месте их установки, естественно, принималось, исходя из сути боевых задач: прикрытия дальних подступов к району базирования, либо непосредственной обороны этого района.

Модульный принцип формирования облика корабля давал неоспоримую гибкость, например: для выполнения чисто транспортных межпланетных перевозок корабль имел только транспортные модули. Когда же предполагалось решение боевых задач,  корабль, по сути, имел совершенно другую конфигурацию – всё должно быть приспособлено именно для ведения боевых действий.

Транспортно-войсковые и транспортно-грузовые модули – это укрупнённые сменные отсеки, в которых можно было разместить большое количество либо членов экспедиции, либо грузов.

 

 

В левом нижнем углу рисунка (кодекс Vindobonensis, л.6) мы можем видеть именно два транспортно-войсковых отсека, внутри которых очень плотно размещены люди. Отсеки – герметичные, и, при боевой необходимости, воины поочерёдно получали экипировку, оружие и индивидуальные ЛА с тем, чтобы действовать уже с открытых палуб корабля.

Следующие модули – боевые, разведывательные, командные, представительские, вспомогательные и модули связи  – это уже, по сути, летательные аппараты 2-го класса - летающие платформы, которые при ведении военных действий могли и десантироваться воздушным способом с кораблей.

Боевые модули изображены в средней части того же рисунка. Но они предназначались не для людей – для богов. Это уже самостоятельные летающие платформы, имеющие мощные системы нападения и защиты, индивидуальные средства навигации и связи. Разновидностью такого модуля мог быть разведывательно-боевой модуль.

На следующем рисунке (кодекс Borgia, л.71) можно посмотреть как ужасен и грозен этот бог, какое могучее у него оружие, как беспощадно он разделывается с  врагами или соперниками в междоусобной борьбе.

 

Основа боевого модуля – всё та же летающая платформа – имеющая свою движительную установку. Начинка же модулей – в соответствии с назначением.

Естественно, что командные модули, в своей совокупности представляя систему управления, имели и соответствующую своему иерархическому статусу начинку-оборудование.

Представительские модули – это летательные аппараты главных богов колонии. И соответствующие рангу бога – оборудование и пышность убранства. Модули этого  класса – чаще остальных фигурируют в мезоамериканских кодексах.

На вспомогательные модули могли возлагаться задачи ближней транспортировки грузов и войск, разгрузочно-погрузочные корабельные работы, обеспечение строительства объектов разного назначения и т.п.

На рисунке слева (кодекс Vindobonensis, л.10) в левой верхней части корабля можно видеть не один  наблюдательный модуль, а целых три. Вполне возможно, что устройства наблюдения в них совмещались с оружием, например, - лазерным. Такая необходимая целесообразность вытекает из логики и практики создания любого оружия, не говоря уже о более маломощном -  современном.

На правом рисунке (кодекс Vindobonensis, л.23) – тот же модуль, но изображенный с большим конструктивным приближением к действительности. Это два двухлучевых устройства, каждое из которых испускает соосные лучи в 2-х противоположных направлениях. Излучение носит всё тот же вихревой характер. Две головки модуля, поворачиваясь, сканируют пространство в поиске пучков подобных вихревых излучений. При пересечении лучей: своего и вражеского – аппаратура модуля определённым образом реагирует, и  делается вывод о принадлежности “свой-чужой”. При необходимости с модуля может применяться и оружие поражения противника: в верхней головке модуля схематично показано нахождение вооружённого наблюдателя.

Нижняя часть модуля имеет ионизационный источник для аппарата и, по сути, – является его движителем.

В принципе, модуль может устанавливаться и функционировать на земле – на господствующей возвышенности.

Изображение модуля ближней связи  в кодексах несколько отличается от изображения модуля наблюдения: здесь вместо многоликой и многоглазой головы – закруглённый конус с характерными 2-мя усиками антенн (рисунок в тексте не приводится).

Следующий модуль - модуль воздушно-космической обороны – представляет собой довольно сложное инженерное сооружение. На двух рисунках (кодекс Borgia, лл.50 и 36) схематично изображено конструктивное древо. По стволу движется от реакторного устройства ионизированный поток, который направляется  к окончаниям ветвей. На ветвях (левый рисунок) установлены вихревые разомкнутые устройства – для создания излучения притягивающего действия. На правом рисунке – суть та же, но изображение стилизовано под дерево с круглой кроной, где на змееобразных ветвях находятся головы птиц с раскрытыми клювами.

Конструктивное устройство модуля можно представить из следующего рисунка (кодекс Borgia, л.40). Здесь хорошо видно, что из стандартного вихревого  движителя вырезана 1/8 часть устройства, – тем самым решена задача замены направления действия луча – с отталкивающего на притягивающий. Изображение (левая верхняя часть) как раз и демонстрирует процесс “подсасывания” воинов противника к модулю.

Но, что это? Только лишь противник попадает в разомкнутый “клюв” устройства, происходит автоматическая и мгновенная переполюсация действия излучения: с притягивающего – на отталкивающее. Это – все равно, как испытать сильнейший удар электрическим током либо воздействие мощнейшего перепада давления, а в электротехнике - похоже на импульс короткого замыкания в линии мощного источника энергии.

И результат – поражение противника, что и демонстрируется в правой части рисунка – его воины просто разорваны в клочья.

Последний рисунок демонстрирует и боевую мощь, и внушительные габариты оборонительного сооружения: под этот модуль полностью задействован целый корабль!

 

Мезоамериканские индЛА

Рассмотрим следующий класс летательных аппаратов МезоАмерики – индЛа. Но, на них должны уже были летать не “боги”, а по их предначертанию – люди.

З.Ситчин в своей книге “12-я планета” (гл. 12, Сотворение человека) приводит исторические факты появления человека на Земле. Нефилимы, как инопланетная экспедиция посещения, были немногочисленны, а задачи по освоению планеты перед ними стояли масштабные, и своими силами здесь было не обойтись. Тогда был найден выход: создать примитивного рабочего, труд которого предполагалось использовать при создании ирригационных систем, строительстве дорог, городов,  добычи  ископаемых и т.п.

 

Но, у другой экспедиции, базирующейся на будущих территориях майя и ольмеков, проблемы с рабочей силой были точно такими же. И человек был создан и в этом уголке планеты.

Но, если нифилимы собирались использовать Homo sapiens в качестве примитивного рабочего, то у богов Мезоамерики на первом плане стояла совершенно иная задача: им нужен был боец, воин, биоробот (см. подробнее в статье “Космическая одиссея МезоАмерики”).

И ребёнка с первых его шагов знакомят с теми предметами и устройствами, которыми ему в будущем придётся владеть в совершенстве: индивидуальным ЛА, оружием и реактором ионизационного излучения корабля.

 

В новой серии изображений, здесь уже кодекс Borgia (16), решение этих задач приведено в несколько другой последовательности: ребёнок подрос и уже сознательно осваивает премудрости обслуживания системы ионизации, индивидуальный ЛА и технику владения оружием.

 

  На следующих рисунках – кодексы: Zouche-Nuttall (22) и Borgia (66) – показаны, соответственно, процессы привития навыков полётов с полной боевой экипировкой в модулях кораблей, а также тренировки по уничтожению заданных объектов.

  Обслуживание реакторных установок кораблей, необходимых для обеспечения работы систем ионизации, представляет собой явную опасность для биологического организма. Это может быть, в высокой степени вероятности, и радиоактивное заражение, и  облучение полями от электромагнитных токов сверхвысокой частоты (СВЧ).  Всё зависит от типа ионизационной системы вихревого устройства (космического корабля).

И здесь наши боги явно хотели бы переложить выполнение этой опасной задачи на чужие плечи.

На смежном рисунке – кодекс Zouche-Nuttall (9) – видим, как человеческое существо находится в “топке” ионизационного котла, обеспечивая полёт корабля. Пусть у человека будет кратковременная жизнь, пусть его ждёт скорая смерть, - на то он и создан!

 

Но, вернёмся к индЛА.

 

Летательные аппараты этого класса производились 2-х типов: ранцевые и рычажные.

На смежном рисунке слева (кодекс Fejervary-Mayer, л. 40) изображен  аналогичный шумерской цивилизации аппарат – ягалёт (см. одноимённую статью), имеющий характерные очертания его движителя – кувшинообразный корпус.

Подобный ЛА изображён и на листе 26 кодекса Borgia. Здесь тот же кувшинообразный корпус аппарата, но хорошо просматриваются и детали навесной системы. Видны не только способ крепления аппарата к спине астронавта, но и жёсткая связь со шлемом пилота. Кроме того, здесь ещё изображается боевое столкновение в воздухе, когда враг, изображённый в виде змея и использующий подобную технику, повержен.

 

 

Тем не менее, почему применялась ранцевая схема?

Ответ найти легко: аппарат не был предназначен для использования в мирных условиях, и все индЛА Мезоамерики – это боевые аппараты, и они не должны сковывать руки воина. Они нужны ему для применения оружия и средств защиты.

  

И на следующем рисунке (кодекс Zouche-Nuttall, л.10) изображён воздушный бой с применением ранцевых ягалётов, сутью которого является поражение 2-х пилотов оружием, напоминающем современные ракеты.

  

 

На новых 3-х рисунках (кодекс Zouche-Nuttall, лл. 2, 14, 18) изображён другой тип боевого ягалёта  – рычажный. И этот аппарат, как предполагается, выполняет уже 2 основные функции: собственно летательного аппарата и оружия.

Запуск такого индЛА осуществлялся через трубу-стойку от источника ионизации базового корабля (летающей платформы, 3-й рисунок). Причем сам корабль, при этом, мог находиться как в воздухе,  так и на земле. Рычаг пропущен через специальное кольцо навесной системы пилота, что позволяет отклонять аппарат в любых направлениях, и тем самым осуществлять управление полётом. Наличие под рукой ракетного оружия, вставленного, как в обойму, в ягалёт, несомненно способствует успешному выполнению боевой задачи.

Более детальное изображение конструкции летающей платформы, обеспечивающей групповой взлёт индЛА, приведено на очередном рисунке (кодекс Zouche-Nuttal, л.86). Здесь характерной деталью является множество гибких рукавов, оканчивающихся клапанными заглушками. ИндЛА подключались к этим клапанам, и тогда высокочастотный ионизированный поток от реактора летающей платформы поступал к аппаратам воинов, тем самым обеспечивая их устойчивый запуск.

Из того, что летающая платформа была оборудована системой обеспечения группового взлёта, можно заключить, что эта платформа могла в момент старта индЛА находиться как на земле, так и в воздухе. 

 

Для группового взлёта индЛА только с земли (например, при защите городов и важных объектов обороны) использовалось несколько иное сооружение – назовём его “Древо взлёта” (кодекс VaticanusB, л.17). Его конструкция примерно аналогична предыдущей, но это – более масштабное сооружение, устанавливаемое либо на пирамиде, либо – на зиккурате. И, в отличие от ионизационного реактора летающей платформы, источниками излучения как раз служили эти мегалитические сооружения.

 

Далее...