“Стадионы для игры в мяч” и космические корабли

Две части обширного эпоса “Пополь-Вух” первозданного народа Мезоамерики – киче – посвящены описанию стремления богов отобрать у людей мяч и снаряжение для игры с ним: “…наколенников из кожи, нашейников, перчаток, головных уборов и масок, — всего того, что было игральными принадлежностями”. 

Боги восклицали: “У них нет более ни почтения, ни уважения к нашему положению, и они даже занимаются своими причудами над нашими головами".

Спрашивается, чем же так была неугодна эта игра богам? Почему они так яростно пытались отобрать у людей все её принадлежности? Почему так важен был этот вопрос, что ему посвящена половина названной книги?

Некоторое осмысление приводит к очевидному выводу: первый переводчик эпоса допустил смысловую ошибку, обозначив “летательный аппарат” как “мяч”, а все последующие поколения майя и исследователей стали послушно не только повторять, но и обосновывать эту бессмыслицу.

А ведь эту ошибку можно заметить прямо в существующем переводе!

Посмотрите на абзац чуть выше, где богами сказано, что люди “…занимаются причудами над нашими головами”. Кто ответит: как можно заниматься игрой в мяч НАД головами богов? Ведь боги – на небе, а люди – на земле.

Только одним способом – если это не мяч, а летательный аппарат.

При таком осмыслении всё становится на свои места: богам – небесные заботы, а людям – земные. Так было задумано в самом начале сотворения человека. А здесь, видите ли, серьёзное нарушение в распределении ролей. А это значит: аппарат должен быть изъят, а люди, в назидание, – наказаны.

Но, такой подход коренным образом должен изменить устоявшееся представление нынешнего учёного мира о так называемой “игре в мяч” и многочисленных  постройках, именуемых “стадионами для игры в мяч”. А само это ложное, как будет доказано, представление должно носить если не космический, то уж точно полётный смысл.

Итак, с игрой в мяч мы, вроде бы определились, самый раз разобраться и со стадионами для этой “игры”.

Истолкование предназначения стадионов в учёном анклаве практически однообразно – это часть ритуально-храмовых комплексов, где древние играли  в мяч, а побеждённым – отрезали голову. Поэтому, в качестве иллюстрации, представлю лишь мнение моей соотечественницы – Г.Ершовой, которая в своей книге “Древняя Америка: полёт во времени и пространстве” сообщает следующее:

“Богатую пищу для размышлений предоставляет анализ археологических памятников - стадионов для игры в мяч, встречающихся по всей территории Мезоамерики. Стадионы органично вписываются в городскую структуру, занимая в ней отнюдь не случайное место …

… совершенно особое место стадион для игры в мяч занимал в крупных городах…Если же рассмотреть устройство обычной площадки для игры в мяч, то в первую очередь обращает на себя внимание её помещение между скошенными боковыми стенами, или же некоторое понижение рельефа относительно окружающих построек, так что поле оказывается как бы в окружении ступеней…

...стадионы демонстрируют свое противостояние миру живых двояко: с одной стороны, их уровень намеренно занижен относительно вертикальной схемы города, а с другой - он всегда ориентирован на север или на запад относительно зоны жизненной активности, маркируя вход в пространство мертвых…

Как ни странно, несмотря на обилие археологического материала, точных сведений ни о назначении, ни о правилах мезоамериканской игры в мяч до сих пор не существует… Известно, что в некоторых случаях мяч нужно было загнать в кольца, расположенные на боковых панелях стадиона. Хотя возможность попадания четырехкилограммовым мячом в кольцо, расположенное на восьмиметровой высоте, кажется сомнительной”...

Стадионы построены практически во всех относительно крупных городах Мехоамерики, причём – по нескольку на один город. И размеры их могут быть разными - от маленьких до очень больших.

Среди городов можно назвать: Монте-Альбан, Дайнсу, Оахаку, Тахин и т.д. Конфигурация полей стадионов своеобразна и напоминает заглавную латинскую букву I. Ориентация полей  (длинной стороной) по странам света различна: в Дайнсу, например, поле для игры в мяч было ориентировано с востока на запад.

Скошенные боковые стены площадки выполнялись иногда в виде ступеней. На рельефах зачастую  изображены человеческие головы в сопровождении знаков имен, что наводит на мысль об увековечении памяти ритуально обезглавленных героев.

Не на всех стадионах имелись кольца на боковых стенах. Так, например, на стадионе в Монте-Альбане кольца появились только вместе с тольтеками. На северо-восточном и юго-западном углах поля были обнаружены небольшие ниши неизвестного назначения. В центре сохранились остатки круглого каменного диска, через который проходит воображаемая линия, соединяющая эти ниши. По сторонам поля поднимаются ступенчатые платформы с наклонными стенами-лестницами.

Даже на периферии мезоамериканской цивилизации (например, на западе Мексики, в штате Найярит, - в городах Теучитлан, Саусильо, Кальдера-де-Лобос) имелись подобные стадионы.

О времени создания: современная наука датирует, например, появление оседлых поселений в разных районах Оахаки между 1500 и 1400 гг. до н.э.  

 

Ушмаль: площадка для игры в мяч имеет 54 м в длину и 10 м  - в ширину. Такие площадки были практически в каждом городе. Самое интересное, что сведения об играх в мяч древних майя настолько скудны и противоречивы, что до сих пор учёные спорят о правилах этих игр. Кстати, строительство площадки относят к середине VII века.

Тикаль: между Центральным Акрополем и Храмом I находится сравнительно небольшая площадка для игры в мяч. Эта площадка - одна из многих таких в Тикале.

   

Копан. Одна из площадок для игры в мяч (фото слева)

Шочикалько. Площадка для игры в мяч - расположена ниже уровня основных построек (Фото справа)  

 

Чичен-Ица. Всего в Чичен-Ице было сооружено 13 стадионов. При этом 12 стадионов имеют достаточно стандартные характеристики, но и есть так называемый "Большой стадион", а это - самая большая из площадок во всех городах майя. Достаточно лишь сказать, что её длина составляет 168 м, а общая ширина - 70 м. Размеры собственно игрового поля составляют 83 м на 30 м.

   

Большой стадион  

 

Большой стадион Чичен-Ицы с западной и восточной сторон ограничен вертикальными стенами высотой  8,2 м, расстояние между которыми равно 27 м с кольцами посередине, а с  юга и севера - специальными постройками. Он окружен четырьмя храмами: Северным и Южным, а также Нижним и Верхним Храмами Ягуаров. Рельефы на стенах стадиона, внутри Нижнего Храма Ягуаров и Северного Храма, а также на алтаре изображают сцены игры в мяч. Судя по аналогичным, но более поздним играм ацтеков, задача игроков состояла в том, чтобы попасть мячом в одно из каменных колец в верхней части стены.   

 

 План Большого стадиона

 

Большой стадион Чичен-Ицы расположен в северном акрополе, связанном с сенотом дорогой. Как и весь комплекс, стадион ориентирован по оси юг-север, с небольшим отклонением на восток - то есть прямо на "Священный колодец", благодаря которому Чичен-Ица и считался одним из важнейших культовых центров Юкатана начиная с классической и заканчивая колониальной эпохой. В соответствии с датой, появляющейся на обнаруженном на стадионе алтаре, он был сооружен, как считается, не позднее 864 года н.э.

 

А теперь, уважаемый читатель, позволь высказать очередные “крамольные” мысли.

Первая: все эти так называемые “стадионы” или “площадки для игры в мяч” ничто иное, как наземные места базирования космических кораблей богов-пришельцев. И по аналогии с известными понятиями: ангар, эллинг, - ввести новый термин для обозначения этих баз ЛА – “битавринг”. Новое название полностью соответствует оригинальной конфигурации взлётно-посадочных площадок – двутавру.

Вторая: конфигурации наземных площадок полностью соответствовала конфигурации нижней (базовой) части космических кораблей богов.

И третья: иллюстрируемые здесь кодексы Мезоамерики есть ничто иное, как её космическая одиссея. И за подтверждением сказанному в очередной раз обратимся к ним.

Левый рисунок (кодекс Laud, л.40) определяет суть конфигурации битавринга. А то, что его назначение – эксплуатация летательного аппарата, говорит изображение того же змея.

На рисунке справа (кодекс Zouche-Nuttall, л.86) изображён уже сам корабль: это и площадка нижней части корабля двутавровой конфигурации, и различные модули ЛА.

  Не останавливаясь пока более подробно на обосновании существования таких кораблей, их конструкции и т.п. вопросах, скажем, что приведенные изображения битаврингов – не единичны, можно самостоятельно ознакомиться и с другими, пользуясь приведенным указателем выборки:

Кодексы:   Becker (2-02)

Borbonicus (17, 25)

Borgia (18, 35, 40, 42)

Vindobonensis (20, 38, 46)

Laud (40)

Magliabechiano (163)

Fejervary-Mayer (38)

Zouche-Nuttall (2, 50, 79, 86)

Selden (5)

 

Теперь, давайте просто просуммируем количество битаврингов во всех городах Мезоамерики, получается очень внушительное количество – никак не меньше полусотни сооружений. А это - такое же количество космических кораблей – не индивидуальных ЛА. Это же целая армада, мощнейшая военная группировка космических средств!

И ещё одна мысль, выходящая за рамки современных научных представлений: битавринги были центральными (основными) сооружениями в так называемых храмовых комплексах, и вокруг них строилась вся остальная инфраструктура городских поселений. Так что, ни дворцы, ни храмы, ни пирамиды, а именно – битавринги – эти, вроде бы, неприметные площадки, - находились ранее и должны находиться сейчас в поле основного внимания.  

 

Теперь в самый раз перейти к собственно космическим кораблям.

Начнём с вопроса: какие задачи возлагались на них при перелёте на Землю?

Это, естественно:

·   перевозка личного состава экспедиционного корпуса;

·   доставка вооружения, средств защиты и связи;

·   доставка необходимых техники, оборудования и материалов для обустройства и функционирования колонии.

Эти задачи должны были решаться как в начальный период колонизации, так и в последующем.

По мере развертывания инопланетной группировки на Земле к этим задачам добавлялись новые:

·   боевое дежурство;

·   разведка;

·   защита собственной колонии и, при необходимости, - нанесение ударов по вражеским объектам, находящимся как на земле, так и в воздухе (космосе).

Космические корабли нифилимов при колонизации Шумера могли поднять до 50 членов экспедиции. С учётом 1-й группы задач размеры этих кораблей должны быть внушительными, и индивидуальными ЛА эти задачи не решить.

Способы решения задач у венерианцев не могли быть другими: обе группы вторжения имели родственные корни своих цивилизаций, да и уровень их развития был примерно одним и тем же. Но вот о размерах этих кораблей мы можем судить очень точно – по размерам и конфигурации битаврингов.

  Рассматривая эти корабли на рисунках кодексов  Zouche-Nuttall (19) – слева, и Vindobonensis (9) –справа, можно отметить многоярусность и модульность их конструкции.

Основание (база) корабля могло быть цельным, но, скорее всего, - также состояло из стандартных наборных модулей. Главные предназначения основания: быть движителем корабля и нести силовую нагрузку при многоэтажном размещении других модулей. Такая сборно-модульная конструкция позволяла осуществлять любую потребную конфигурацию кораблей: как по размерам, так и по назначению.

О модулях корабля, их составе, назначении и размещении поговорим чуть позже, а сейчас более детальное представление о кораблях в целом читатель может получить, пользуясь данными предлагаемой выборки:

Кодексы:   Vindobonensis (5, 6, 9, 10, 14, 17, 18, 21, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 52)

Cospi (9, 10, 11)

Laud (2, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 18, 21) -фрагменты

Fejervary-Mayer (3 - фрагмент)

Zouche-Nuttall (1, 2, 3, 4, 5, 9, 11, 12, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 30, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 42, 49, 50, 62, 63, 70, 72, 73, 74, 75, 76, 77, 78, 79, 80, 81, 83, 85, 86, 87, 88, 89)

Selden (1, 2, 3, 5, 6, 7, 8, 9, 11, 14, 15, 16)

Bodley (1, 6, 9)

Модули и пирамиды

Модульные устройства богов довольно разнообразны, потому-то  для ясности нашей картины их нужно как-то классифицировать.

Например, по месту использования:

·   корабельные;

·   наземные;

·   универсальные.

Классификация по назначению даёт уже совсем другую картину. Не претендуя на полноту, покажем:

·   транспортно-войсковые;

·   транспортно-грузовые;

·   боевые;

·   наблюдения и навигации;

·   (ближней, дальней) связи;

·    воздушной (космической) обороны;

·    командные и представительские;

·    движительно-силовые;

·    ионизационные;

·    вспомогательные.

Логика инженерной целесообразности подсказывает, что на основной платформе (базе), состоящей из движительно-силовых и ионизационных модулей,  должны находиться палубы и отсеки для размещения других модулей, устройства для их монтажа на разных этажах,  а также транспортировки при приведении в боевое положение.

Понятно, что все модули входят в состав обеих групп, но, хотя  2-я  группа классификации – более детальная, всё же начнём - с первой.

Корабельные модули предполагают их эксплуатацию только на ЛА. К ним, например, можно отнести транспортные и навигационные модули.

Модули дальней космической связи, как увидим далее, могут использоваться только на земле.

А такие, как: боевые, воздушной (космической) обороны, наблюдения, ближней связи, командные и представительские – уже относятся к классу универсальных. Они изначально предполагались к использованию как на кораблях, так и на наземных сооружениях. Решение о месте их установки, естественно, принималось, исходя из сути боевых задач: прикрытия дальних подступов к району базирования, либо непосредственной обороны этого района.

Модульный принцип формирования облика корабля давал неоспоримую гибкость, например: для выполнения чисто транспортных межпланетных перевозок корабль имел только транспортные модули. Когда же предполагалось решение боевых задач,  корабль, по сути, имел совершенно другую конфигурацию – всё должно быть приспособлено именно для ведения боевых действий.

Транспортно-войсковые и транспортно-грузовые модули – это укрупнённые сменные отсеки, в которых можно было разместить большое количество либо членов экспедиции, либо грузов.

В левом нижнем углу рисунка (кодекс Vindobonensis, л.6) мы можем видеть именно два транспортно-войсковых отсека, внутри которых очень плотно размещены люди. Отсеки – герметичные, и, при боевой необходимости, воины поочерёдно получали экипировку, оружие и индивидуальные ЛА с тем, чтобы действовать уже с открытых палуб корабля.

 

Боевые модули изображены в средней части того же рисунка. Но они предназначались не для людей – для богов. Это уже самостоятельные летающие платформы, имеющие мощные системы нападения и защиты, индивидуальные средства навигации и связи. Разновидностью такого модуля мог быть разведывательно-боевой модуль.

На следующем рисунке (кодекс Borgia, л.71) можно посмотреть как ужасен и грозен этот бог, какое могучее у него оружие, как беспощадно он разделывается с  врагами или соперниками в междоусобной борьбе.

Основа боевого модуля – летающая платформа – использовалась и в других модулях: командных, представительских и вспомогательных. Начинка же модулей – в соответствии с назначением.

Естественно, что командные модули, в своей совокупности представляя систему управления, имели и соответствующую своему иерархическому статусу начинку-оборудование.

Представительские модули – это место размещения главных богов колонии. И соответствующие рангу бога – оборудование и пышность убранства. Модули этого  класса – чаще остальных фигурируют в кодексах.

На вспомогательные модули могли возлагаться задачи ближней транспортировки грузов и войск, разгрузочно-погрузочные корабельные работы, обеспечение строительства объектов разного назначения и т.п.

На рисунке слева (кодекс Vindobonensis, л.10) в левой верхней части корабля можно видеть не один  наблюдательный модуль, а целых три. Вполне возможно, что устройства наблюдения в них совмещались с оружием, например, - лазерным. Такая необходимая целесообразность вытекает из логики и практики создания любого оружия, не говоря уже о более маломощном -  современном.

На правом рисунке (кодекс Vindobonensis, л.23) – тот же модуль, но изображенный с большим конструктивным приближением к действительности. Это два двухлучевых устройства, каждое из которых испускает соосные лучи в 2-х противоположных направлениях. Излучение носит всё тот же вихревой характер. Две головки модуля, поворачиваясь, сканируют пространство в поиске пучков подобных вихревых излучений. При пересечении лучей: своего и вражеского – аппаратура модуля определённым образом реагирует, и  делается вывод о принадлежности “свой-чужой”. При необходимости с модуля может применяться и оружие поражения противника: в верхней головке модуля схематично показано нахождение вооружённого наблюдателя.

Нижняя часть модуля имеет ионизационный источник для аппарата и, по сути, – является его движителем.

В принципе, модуль может устанавливаться и функционировать на земле – на господствующей возвышенности.

Изображение модуля ближней связи  в кодексах несколько отличается от изображения модуля наблюдения: здесь вместо многоликой и многоглазой головы – закруглённый конус с характерными 2-мя усиками антенн (рисунок в тексте не приводится). 

Следующий модуль - модуль воздушной (космической) обороны – представляет собой довольно сложное инженерное сооружение. На двух рисунках (кодекс Borgia, лл.50 и 36) схематично изображено конструктивное древо. По стволу движется от реакторного устройства ионизированый поток, который направляется  к окончаниям ветвей. На ветвях (левый рисунок) установлены вихревые разомкнутые устройства – для создания излучения притягивающего действия. На правом рисунке – суть та же, но изображение стилизовано под дерево с круглой кроной, а на змееобразных ветвях находятся головы птиц с раскрытыми клювами.

Боевое устройство модуля можно представить из следующего рисунка (кодекс Borgia, л.40). Здесь хорошо видно, что из стандартного вихревого  движителя верезана 1/8 часть устройства, – тем самым решена задача замены направления действия луча – с отталкивающего на притягивающий. Изображение (левая верхняя часть) как раз и демонстрирует процесс “подсасывания” воинов противника к модулю.

Но, что это? Только лишь противник попадает в разомкнутый “клюв” устройства, происходит автоматическая и мгновенная переполюсация действия излучения: с притягивающего – на отталкивающее. Это – все равно, как испытать сильнейший удар электрическим током, а в электротехнике - похоже на импульс короткого замыкания в линии мощного источника энергии.

И результат – поражение противника, что и демонстрируется в правой части рисунка – его воины просто разорваны в клочья.

Последний рисунок демонстрирует и боевую мощь, и внушительные габариты оборонительного сооружения: под этот модуль полностью задействован целый корабль!

А в этой неполной выборке представлены темы боя и используемого оружия, хотя оружейная тематика, конечно же, представлена более широко – почти в каждом листе любого кодекса.

Кодексы:   Becker (1-01, 1-02, 1-10)

Borbonicus (18)

Borgia (9, 17, 22, 23, 25, 26, 40, 46, 54)

Cospi (9, 10, 11, 17, 18, 19, 22, 25)

Laud (1)

Fejervary-Mayer (23, 29)

Zouche-Nuttall (10, 21)

Selden (12, 13, 17)

Модуль дальней космической связи, как уже отмечалось, - это грандиозное наземное  устройство.

Его головка (кодекс Borgia, л.33) представляла собой ложную, фокусирующую пирамиду, которая, в свою очередь, устанавливалась на специальной наземной пирамиде - хорошо знакомой нам пирамиде Храма Надписей из Паленке. 

Предполагается, что её верхняя надстройка и кровельный гребень – результат более позднего строительства, уже не богов, а – людей. И ступенчатый вход не был засыпан, и не было никаких захоронений: ни в саркофаге, ни перед входом в нижний грот. Всё это появилось уже после ухода богов, и является делом рук последующих поколений жрецов майя.

А избранный бог,  для того, чтобы связаться со своей родной планетой, просто ложился в каменный саркофаг, накрывался малой крышкой и вёл обычный разговор.

Каменный саркофаг – не только хороший акустический резонатор, помещённый в мощный поток электромагнитного излучения, формируемого пирамидой, но и устройство модуляции. Таким образом, высокопроникающий вихревой сигнал, как несущая составляющая, модулировался звуковыми колебаниями человеческого голоса и мгновенно доставлялся по назначению. И связь могла производиться в режиме реального времени, без временных задержек и, несмотря на эйнштейновские запреты, – со скоростью движения сигнала  выше скорости солнечного света.

А модуль, естественно, за счёт ориентации излучающего устройства в пространстве, направлял этот сигнал-луч корреспонденту.

Пирамида Храма Надписей имеет специальный внутренний волновод для прохождения модулированного СВЧ-излучения, выполненный в виде извилистого канала в её кладке. О назначении этого канала тоже существует ряд нелепых домыслов, типа: будто майя верили, что по нему осуществляется движение человеческих душ.

Ложная пирамида, как видно из схематического рисунка слева, тоже имеет подобный, но опоясывающий канал. А в самой верхней её части установлен фокусирующий и направляющий луч кристалл, и показано некое излучение.  В виде точно таких же мордочек, как и на верхней крышке саркофага основной пирамиды.

 Одной из функций Великой пирамиды в Гизе тоже было осуществление дальней космической связи. Там также установлен подобный саркофаг, но учёное сообщество  до сих пор ломает голову, почему он оказался пуст:  раз “саркофаг”, то должно быть и тело-мумия!

В Чичен-Ице есть так называемая астрономическая обсерватория, расположенная на прямоугольной платформе размером 67 на 52 метра. Внутри сооружена странная структура типа улитки, которая поднимается к верхней части этого сооружения, символизируя вход в центр галактики, что послужило для того, чтобы испанцы ему дали название “El Caracol” (улитка). Не будем следовать стандартному мнению, - просто сравним архитектуру этого здания с предыдущим изображением модуля дальней космической связи.

Пользуясь нижеследующей группой выборки, читатель может ознакомиться самостоятельно с представленной в кодексах модульной тематикой.       

Кодексы:   Becker (1-05, 1-07, 1-09, 1-13)

Borbonicus (14, 16, 22, 23, 33)

Borgia (24, 25, 33, 34, 49, 68, 71)

Vaticanus B (23, 26, 76)

Vindobonensis (1, 2, 3, 4, 6, 7, 8, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 21, 24, 35, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 52, 58)

Cospi (9, 10, 11, 12, 13)

Laud (2, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 39)

Magliabechiano (147)

Fejervary-Mayer (33, 34)

Zouche-Nuttall (1, 2, 3, 4, 5, 9, 10, 12, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 21, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 33, 34, 37, 38, 42, 49, 50, 51, 52, 53, 54, 55, 56, 57, 58, 62, 63, 65, 66, 67, 68, 70, 72, 73, 74, 75, 76, 77, 78, 79, 80, 81, 83, 85, 86, 87, 88, 89)

Selden (1, 2, 3, 5, 6, 7, 8, 9, 11, 14, 15, 16)

Bodley (1, 6, 9)

 

Ну, вот. Вроде бы, плавно перешли от характеристик модулей к рассмотрению пирамид. Чуть ранее, в разделе “Аэронавты – кто они?”, уже были частично приведены некоторые данные по 22-м пирамидам Мезоамерики: перечень и местоположение наиболее, как сегодня считается, древних пирамид,  и 5-ти основных предназначений этих многофункциональных устройств.

В древних городах цивилизации Шумера  пирамиды неклассической формы - зиккураты – не редкость. 

З.Ситчин в своей книге “12-я планета” замечает, что на аккадском/вавилонском наречии “зикурати” означает “труба божественного духа”.

Этот “дух” ничто иное, как поток СВЧ-излучения. И когда  летательный аппарат устанавливался на вершину пирамиды, то поток, пронизывая элементы вихревого движителя, обеспечивал уменьшение (или ненужность) затрат энергии на ионизацию рабочего тела (воздуха) в его ячейках.

Стандартный зиккурат имел 7 ступеней, каждая из которых представляет в горизонтальном сечении квадрат.  Длина стороны каждого квадрата представлена в относительных единицах (15, 13, 10 и т.д.), что показано в центре рисунка. В правой его части помещены данные по высотам этих ступеней (5,5; 3; 1 и т.д.) – в тех же относительных единицах.

Если пирамиды в Гизе строго ориентированы по сторонам света своими гранями, то, как отмечает тот же З.Ситчин: “Все зиккураты повернуты таким образом, что их углы были строго направлены на север, юг, запад и восток. В результате, их грани располагались строго под углом 45 градусов к четырем сторонам света”.

Если посмотреть на карту расположения древних городов Мезоамерики, то почти в каждом заметном городе было по пирамиде, а в наиболее крупных – по несколько.

Более детальный поиск по количеству и местоположению пирамид Древней Мексики и их характеристикам любознательный читатель может произвести самостоятельно, нас же будут интересовать иная сторона вопроса.

До этого пирамиды характеризовались мной как отдельные сооружения. Это – одно качество. Но совсем другие качества приобретает совокупность всех этих пирамид. И, согласитесь, - это уже некая система. Система, которая появилась в результате тщательно продуманного плана, исходя из единого замысла,  для решения, вне сомнения, масштабной задачи. Можно бы поставить себя на место бога-стратега и проследить, пользуясь сегодняшней картиной, все перипетии его замысла, как по этапам, так и – в целом. Но это уже обширнейшая тема для других исследований, достойная отдельной книги.

Итак, коротко, - перед нами система обороны.

Исходящие от незавершённых пирамид пучки вихревых лучей создавали вертикальный барьер для ЛА противника. При установке на их вершины ещё и ложных  пирамид от каждой такой исходило по 4 дополнительных луча – почти в горизонте, в направлении перпендикуляра к граням дополнительных пирамид. Вся совокупная лучевая система создавала непреодолимое препятствие для пролёта вражеских кораблей. Мало того, в этой системе обороны, как в минном поле, были и коридоры для прохода своих кораблей. И корабль, как при взлёте, так и при заходе на посадку, должен был двигаться по сложному маршруту-проходу, который, в случае опасности, мог быть мгновенно перекрыт.

Установка на пирамидах наблюдательных модулей, оснащённых лучевым оружием, придавала особенную гибкость в функционировании всей системы.

Модули связи уже функционировали как единая система связи, входящая в другую систему – систему управления.

Добавьте в рисуемую картину армаду боевых космических кораблей и полчища боевых модулей и воинов с индивидуальными ЛА, встречающих противника ещё на подступах к защищаемому району, - и вам будет понятна вся мощь оборонительной системы.

Но и это ещё не всё. Попытайся противник, который не может пробиться в воздушное пространство над районом обороны, применить химическое, бактериологическое или ядерное оружие, - у него тоже мало шансов на победу. Воздушные потоки, которые несут в себе зараженные частицы, натыкаясь на пучки излучения пирамид, будут просто огибать защищаемый район, обтекать его стороной.

Тема пирамид представлена и кодексах Мезоамерики, и ознакомиться с ней можно более детально, пользуясь следующим указателем:

Кодексы:   Becker (10, 13)

Vaticanus B (45)

Vindobonensis (11, 13, 14, 16, 19, 23)

Laud (19, 22, 41)

Magliabechiano (81, 143, 185)

Fejervary-Mayer (36, 37)

Zouche-Nuttall (8, 60, 85)  

 

В конце просто невозможно не упомянуть  о Теотиуакане – этом  городе богов, что находится в  50 км к северо-востоку от Мехико. Думается, что именно там был один из центров управления военной мощью новой цивилизации

Северо-западную ось города образует главная улица, Улица мертвых, шириной 40 м и длиной 2,3 км. Вдоль нее стояло множество храмов, дворцов и пирамид. Одна, на северном конце дороги, - пирамида Луны. Далее к югу расположена пирамида Солнца. В центре города находится гигантский каменный комплекс - Цитадель. Это квадратная платформа с длиной стороны 400 метров и широкой лестницей. На платформе возвышается пирамида Кецалькоатля. Ну, чем не база дислокации армады космических кораблей?

Второй такой базой являлся Монте-Альбан. После проведенных раскопок город представляет собой прямоугольный комплекс построек из камня, размещенных вокруг площади, размеры которой составляли 200 x 300 м. Почти все каменные строения построены на квадратных каменных платформах, что делает их похожими на ступенчатые пирамиды или зиккураты, хотя таких сооружений, как пирамиды Теотихуакна, в Монте-Альбане нет. Северная платформа отделена от центральной площади широкой лестницей, ведущей вниз. Здесь же и так называемые "стадионы" для игры в мяч – стоянки кораблей.

 

Вот и заканчивается наше краткое путешествие по району Мезоамерики.

В своё время один мой соотечественник – Ю.Кнорозов, - внёс большой вклад в дело расшифровки языка майя. Другой - русский энтомолог В.Гребенников, - построил летающую платформу – индивидуальный аппарат на вихревой тяге. И без их вклада в хранилище общечеловеческих знаний не появилась бы, наверно,  и эта статья. Статья – с детальной прорисовкой, подтверждающей космогонический взгляд  на историю возникновения цивилизации в этом древнем уголке нашей планеты.

И ещё. К людям уже приходит понимание, что освоение космоса с помощью ракетной техники – тупиковое направление. Двигаясь по орбитальным траекториям, жизни человеческой не хватит, чтобы достичь других звёздных миров. Техника иноцивилизации Мезоамерики была иной – мгновенного перемещения по прямой. Но подобных изделий у нас до сих пор нет. И это несмотря на то, что сегодняшние наши космические системы являются более сложными изделиями, чем большинство летательных аппаратов, используемых тогда инопришельцами. И официальная наука не признаёт возможности создания вихревой техники, хотя целые пласты истории нашей планеты просто кричат о ней, а плоды труда сотен и сотен непризнанных самородков – учёных и изобретателей, начиная с Н.Тесла, так и остаются в забвении.

Так что, вывод – за тобой, мой уважаемый читатель.    

 

Оглавл...

Π₯остинг ΠΎΡ‚ uCoz