Часть 6. Ангкор – город богов

6.1. Общие признаки

Для определения функционального назначения Ангкора необходимо выявить общие признаки его составных элементов – храмов. Найти: что у них есть общего? Что их всех объединяет?

И теперь, если рассматривать особенности расположения храмов, то, из числа ранее исследованных, можно выделить 3 группы:

- храмы, установленные на равнинной местности (Ангкор Ват, Байон, Бапхуон, Пхимеанакас, Прэах Кхан,Та Сом, Та Кео, Та Прохм, Бантей Кдей, Баконг);

- храмы на искусственных горах (Пном Бакхенг, Пном Кром и Пном Бок);

- храмы на воде, на бараях (Западный Мебон, Неак Пеан и Восточный Мебон).

Как видим, самая многочисленная группа – 10 храмов – расположена на равнинной местности. Вот с ними, на первых порах, и продолжим аналитическую работу. Теперь уже здесь будем задавать те же вопросы: что у храмов – общее, что их всех объединяет?

Откуда проявляются и новые признаки:

- все храмы – это усечённые многоярусные пирамиды-зиккураты;

- на верхних ярусах всех пирамид установлены центральные башни-пранги преобладающей высоты, на большинстве остальных ярусов – располагаются меньшие пранги;

- большинство пирамидальных ярусов, по всему периметру, имеет обрамление в виде каменных галерей;

- все пирамиды храмов имеют строгую ориентацию своих граней по магнитным сторонам света. Так как магнитное склонение Ангкора – нулевое, то можно, что не принципиально, сказать об ориентации пирамид и по географическим (истинным) сторонам света;

- все пирамиды храмов разные, нет 2-х одинаковых;

- входы во все храмы лежат на осевой “восток-запад”-линии пирамид;

- с определяющей стороны такой осевой линии, как правило, находится оригинальное сооружение – крестообразная площадка;

- все храмы окружены либо водными рвами, либо соседствуют с прихрамовыми водоёмами;

- водные рвы и бассейны питаются проточной водой от реки Сиемреап, что, похоже, объединяет их в единую гидротехническую систему Ангкора.

 

6.2. Вопросы и следствия

Известно, что пирамидальные сооружения – пирамиды, зиккураты, трапецоидры – все они являются концентраторами энергии окружающей среды. Но здесь все системы – открытого типа, когда: сколько энергии пришло, столько же и ушло в излучении. Поэтому, не будет большой ошибкой, особенно здесь – в статье для массового читателя, считать эти сооружения источниками энергии. Пусть энергии определённого вида – продольно-волнового характера, но всё же – энергии.

И вот то, что все пирамидальные храмы Ангкора, по сути, являются источниками энергии – это уже значимо.

Второй момент: если устроители Ангкора обязательно ориентировали грани его пирамидальных сооружений по магнитному меридиану – это ещё более значимая ситуация. Ибо ориентация пирамид по магнитным сторонам света реализует требование их максимальной энергоотдачи. Этот вывод соответствует результатам исследований пирамид, что потери мощности излучения, при отклонении от этой оптимальной ориентации, составляют ~2,8 %/град. (Рысьев О.А. Эффект формы пирамид, СПБ, изд. “Диля”, 2005г.).

А теперь зададимся вопросом: а куда было направлено излучение этих пирамид?

Как следует из тех же упомянутых материалов О.А.Рысьева, многоярусный зиккурат имеет полярность горизонтального излучения в направлении ”север-юг”. Уже это одно означает, что по горизонту – по линии “восток-запад” наши пирамиды – не излучают. И вопрос к читателю: а не упоминали ли мы это направление ранее? Но, продолжим: по-вертикали такой зиккурат даёт разнохарактерные пучки излучений, максимумы которых приходятся на центр пирамиды и углы её ярусов.

А теперь поставим на наши зиккураты эти шипастые башни-пранги, и что получим?

А получим одно: через установку башен-прангов излучаемая пирамидой энергия будет более равномерно распределена по верхней пространственной полусфере.

Но, вопросы – не закончились, и следующий: какое функциональное предназначение имело излучение этой энергии? Может, это была энергия поражения, оружие?

Проверим это предположение.

Если наши храмы – это системы оружия, что-то подобное храмам Мальты, а излучение храмовых пирамид – это есть поражающее излучение, то тогда все сооружения Ангкора должны были что-то защищать в этом районе. Да, не что-то, а наверняка определённый стратегически важный объект этой империи. Но ранее здесь ведь ничего не было, и боги начали строительство, по сути, на голом месте. Так что, даже и сегодня мы не можем предъявить какую-либо информацию, что по соседству с Ангкором когда-либо существовал древний объект или город.

Отсюда – вытекающая логика: если храмы – это оружие, тогда Ангкор был нужен, чтоб прикрывать самого себя?!

Что-то не вяжется…

Итак: храмам Ангкора никогда не предопределялась роль оружия, самостоятельная оружейная роль - то ли активного плана, то ли оборонительного.

 

В то же время, от вопросов обеспечения безопасности империи – никуда не уйти. И тому постоянный укор – судьба Хараппы и Мохенджо-Даро, судьба этих 2-х столиц Восточной империи, стёртых с лица Земли ядерными ударами. И ещё – незримое напоминание: будешь в пассивном ожидании – тебя снова постигнет та же участь!

А потому на новую высоту должны были подняты вопросы обеспечения безопасности территорий и городов, должна была полностью пересмотрена прежняя концепция обороны.

Создавать мегалитическую систему обороны, подобную шумерской или мезоамериканской – долго и затратно. А конфигурация территории империи и отсутствие требуемых запасов камня в большинстве её районов – и вовсе определяют этот вариант построения обороны, как заведомо невыполнимый. В то же время, Восточная Империя всегда была сильна своими летательными аппаратами – виманами, вот потому-то они, как ничто другое, и подходили к использованию в качестве основных средств противовоздушной обороны.

Рассматривая проблему построения обороны в свете объективной целесообразности, мы можем перечислить предъявленные к ней требования:

- ведение наблюдения за воздушной (космической) обстановкой на подступах к границам империи;

- оповещение об опасности вторжения противника в воздушное пространство страны;

- активное противодействие противнику, вторгнувшемуся в район обороны.

Понятно, что всё управление силами обороны должно быть сосредоточено в одних руках – в Центре противовоздушной обороны (ПВО) империи. Вот эту роль мы, в первую очередь, и примерим к Ангкору – этому городу с непонятной функциональной предназначенностью.

 

6.3. Ангкор Ват – приёмо-передающая станция?

Да, на примере храма Ангкор Ват я попытаюсь показать работу этого технического сооружения.

Итак, пирамида храма – это энергоизлучающее устройство. Где на выходе этой пирамиды существует СВЧ-поток продольно-волнового излучения. Но это излучение – несущее, и оно предназначено лишь для транспортировки полезного сигнала на какую-то дальность.

А вот где же сам этот полезный, то бишь – информационный, сигнал? Его-то мы пока и не наблюдаем.

Если, для примера, посмотреть на работу Великих Египетских пирамид, то там сигнал несущей частоты модулируется сигналом низкой, звуковой частоты, а в качестве модулятора служит каменный саркофаг, установленный на пути несущего потока. Теперь, когда лежащий в саркофаге оператор произносил какие-либо слова, в космическую даль уже уходил сигнал сложной конфигурации – несущая частота была промодулирована звуковой, информационной.

Но, ни в одном из храмов Ангкора не найдено подобных саркофагов, что означает: в Ангкоре, в качестве модуляторов, использовались иные технические устройства.

Рассмотрим другие способы (см. рисунки), когда модуляция несущего потока пирамиды производилась либо другой пирамидой, как на Кайласской или Гунгашаньской станциях ДКС, либо сторонним летательным аппаратом, как на станции ПВО в мексиканской Туле.

 

 

Но у нас в храме Ангкор Ват нет ни второй пирамиды, ни какого-либо ЛА… Хотя, как это нет? Да, аппарата – нет, а вот посадочная площадка для него – имеется! И это не что иное, как наша старая знакомая – площадка-крест – обязательная конструкционная принадлежность почти каждого храма. Так что, давайте на неё посадим нашу тарелку-виману и проследим весь последующий процесс.

 

 

Наличие этой крестообразной площадки говорит о том, что ЛА мог находиться рядом с храмом не в абы каком месте, а в строго отведённом. И всё потому, что под этой площадкой обустроена специальная камера-дольмен. А дольмен, как известно, обладает способностью менять направление движения входящей энергии. Вот и здесь, вертикальный энергетический поток ЛА (красная стрела) перенаправлялся в горизонт (зелёная стрела), чтобы следовать по специальному каналу для воздействия на подземную часть храмовой пирамиды. И, как известно, под каждой реальной пирамидой находится вторая – перевёрнутая, фантомная, которая вместе с основной, наземной, образует устойчивую энергетическую конструкцию – бипирамиду.

Теперь, если с помощью голоса оператора - пилота ЛА и специального его технического устройства – модулятора, модулировать несущий поток виманы, то эта энергия, пройдя по отведённому подземному каналу, будет воздействовать на фантомную часть бипирамиды. С тем же выходным результатом, если б мы воздействовали на боковую грань наземной пирамиды. А результат прост и понятен: основная храмовая пирамида через множественные шипы своих башен-прангов начнёт излучать в пространство модулированный, т.е. информационный поток.

И ещё: хотя, согласно теории, наша пирамида-зиккурат не должна излучать по горизонту вдоль линии “восток-запад”, на практике от паразитного излучения (3 оранжевые стрелы) полностью избавиться не удаётся. Для предотвращения самопроизвольной автогенерации, для недопущения появления т.н. ”взбесившейся энергии” в конструкции храма Ангкор Ват предусмотрен специальный фильтр-ловушка - в виде “галерейного окна”. Вот он-то и не пропускает к вимане (3 красных креста) возможный побочный энергопоток. Поток – паразитной обратной связи.

Подводя некоторые итоги, мы теперь знаем, как работала храмовая конструкция в режиме передачи сигнала. Оказывается, в качестве модулятора связи использовалась вимана, позицируемая на выделенной площадке. И теперь речь её пилота-оператора, усиленная энергией пирамиды храма, уходила в воздушное пространство, к своему абоненту.

Но, есть одна тонкость: чтобы абоненты слышали друг друга, должны быть частотно сонастроены не только 2 их виманы, наземная и воздушная, на этой несущей частоте должна работать и сама станция, здесь – Ангкор Ват. И что важно: эта рабочая частота станции определялась ещё на стадии проектирования. И ясно, что эти значения в полной мере зависели от геометрических параметров храма.

Богам – хорошо, они воочию могли видеть все энергопотоки. И этой способностью они пользовались сполна ещё на стадии модели, макета, чтобы потом – через параметры подобия – задать и выдержать необходимые значения и при строительстве. Когда при завершающей доводке строительного объекта – уже окончательно настраивают не только основную частоту сигнала, но и сонм его гармоник, т.е. полный заданный спектр энергетического излучения.

 

А теперь рассмотрим работу избранного комплекса в режиме приёма сигнала.

Не секрет, что сигнал удалённой виманы, находящейся в воздухе на дежурстве, как правило, слаб, и для его приёма, наверняка, потребуется хорошая антенна. Но где она? Вот, на очередной фотографии, вся картина Ангкор Вата, но где же у него антенна?

А она-то - перед глазами. Величественное зеркало водного рва – это и есть наша грандиозная и высокочувствительная антенна!

Вода, кроме того, что сама является энергией, а её водоёмы – энергохранилищами, вода – ещё и прекрасный проводник продольно-волновых энергопотоков. Вспомним, хотя бы, что через воды рек, озёр, морей и океанов энергия Ловозёрской станции поступала к многочисленным потребителям системы ПВО шумерской империи. Потребителям, разбросанным на трети территории евроазиатского континента.

И вот, на водное зеркало Ангкор Вата, как и на все водоёмы Ангкора, поступают многочисленные сигналы - от всех находящихся в воздухе летательных аппаратов, как своих, так и чужих.

 

 

Но, далее этот сигнал движется (синие штриховые стрелы) по водоносному песчаному слою под основание Ангкор Вата. Где опять происходит энергетическое воздействие на фантомную часть бипирамиды. Основная же пирамида, кроме того, что отфильтровывает нужный сигнал по СВЧ-составляющей, она усиливает его и через 2-ю, собственную, камеру-дольмен направляет (зелёная стрела) под тарелку ЛА, уже в её фантомную область. Естественно, что на эти подвижки энергии реагирует как сама вимана, так и находящийся в ней демодулятор. И теперь, пройдя через это последнее техническое устройство, полезный сигнал поступает в распоряжение пилота-оператора.

 

6.4. Другие функции храма Ангкор Ват

Большинство храмов Ангкора – это сложно-функциональные устройства. Мы вот рассмотрели лишь одну функцию Ангкор Вата – как приёмо-передающей станции, обеспечивающей связь с ЛА. И в её реализации, понятно, участвовали такие элемента комплекса, как его пирамида с башнями-прангами, водный ров и песчаная подложка храма, крестообразная площадка с установленной на ней виманой, различные подземные полости и каналы сооружения.

Но, вне поля нашего внимания остались некоторые элементы храма – это 4 “библиотеки” (по 2 - во внутреннем и внешнем дворах) и 2 водных внутрихрамовых бассейна.

Как у человека есть парные органы зрения и органы слуха, которыми он ”пеленгует” визуальные и звуковые объекты, так и Ангкор Ват имеет подобные средства пеленгации излучения – 4 точки приёма немодулированных СВЧ-сигналов (4 здания “библиотек”) и 2 точки приёма возможных переговоров в воздухе (2 бассейна – для отслеживания частотно-модулированных излучений).

Т.е. для Ангкор Вата мы нашли совершенно другую область его использования – применение в качестве пеленгатора, работающего по 2-м видам излучений.

 

 

Понятно, для обеспечения такого сканирующего режима, наша вимана должна тоже работать по-другому: плавно менять свою несущую частоту в рабочих пределах с тем, чтобы своевременно отследить появление неизвестных сигналов, а фактически – неизвестных летательных аппаратов.

А я же, как Аладдин у недостроенной колонны дворца, с тем, чтобы подвигнуть моего читателя от пассивного чтения к активному размышлению, подробности обеспечения этого режима работы оставляю ему на откуп.

 

 

Но, Ангкор Ват имеет ещё один режим работы (режим ПВО). Который связан с собственной безопасностью Центра управления, и который используется в случае прорыва к нему вражеских ЛА.

Тогда, по определённому сигналу, всем своим виманам даётся приказ снизиться до минимальной высоты либо произвести экстренную посадку. После чего, прихрамовая тарелка-ЛА включает свой движитель в режим пульсирующей скомпенсированной тяги. При этом её поток энергии, направленный вниз, вызывает появление пульсирующих энергопотоков и у пирамиды. Часть из них, излучаемая через углы ярусных галерей, действует в нескольких горизонтальных плоскостях против низколетящих целей, вторая часть, излучаемая через башни-пранги, - уже предназначена для борьбы с высотными вражескими целями.

 

Теперь, если подвести некоторые итоги, можно отметить:

- основное функциональное предназначение храма Ангкор Ват – быть приёмо-передающей станцией. Которая обеспечивает связь с дежурным ЛА, несущим службу по наблюдению за охраняемым воздушным пространством района;

- дополнительными функциями сооружения является его работа в режимах ”Пеленгация” и “ПВО”;

- все режимы работы станции обеспечиваются внешним энергетическим устройством, в качестве которого используется вимана, позицируемая на специальной прихрамовой площадке.

 

Если вернуться к вопросам строительства храма, теперь понятно, что:

- водный ров, окружающий храм, никогда не имел основной целью предотвратить распространение лесного пожара на храмовую территорию; само же водное зеркало рва – это приёмная антенна станции;

- песчаная подложка храма имела прямое предназначение для передачи принятого информационного сигнала от антенны к фантомной части храмовой пирамиды; и эта подложка, для исполнений своей функции, должна была всё время находиться во влажном состоянии;

- исполнение храмовой пирамиды из песка – вынужденная мера; в то же время этот способ сооружения фундамента стал не только наиболее простым и дешёвым, но и позволившим не снизить характеристик возводимой конструкции – ни по прочности, ни по долговечности.

 

Далее...

Хостинг от uCoz