Часть 5. Как строили “боги”

5.1. Рытьё рвов и котлованов

Из истории сооружения Кайласской станции дальней космической связи (ДКС) известно, что основным инструментом ”богов”, использовавшимся для обработки горного рельефа, была ваджра.

Людям же ваджра была более знакома как оружие бога Индры, впервые применённое им против Вритры - этого могучего гигантского змея, горного демона. Даже боги страшились этого необычайного зверя и просили Индру сразиться с чудовищем. И для этого боя бог-ремесленник Тваштар выковал Индре “громовое копьё” - ваджру, а бог Вишну вложил в него силу. Широко размахнувшись, отважный воитель нанес Вритре такой страшный удар своей сокрушительной ваджрой, что сразу же убил дракона.

Исследования этого оружия (инструмента) показали, что им могла пользоваться, дистанционно управляя, лишь сущность, обладающая высокой энергетикой организма (“бог”, богочеловек). Само же устройство, представляющее собой летательный аппарат (ЛА), должно:

- иметь собственный (аккумулируемый) запас энергии;

- конструктивно содержать на оконечностях ЛА два (или четыре) силовых узла, способных исполнять различную роль (оружие или инструмент для изменения рельефа местности).

А, в общем, для функционирования по всем перечисленным позициям, ваджра должна являться ещё и генератором свободной энергии, забираемой из окружающей среды.

На смежной справа фотографии показан результат действия ваджры, как строительного инструмента. Когда с её помощью был выбран каменный грунт с ложа Симметричной долины Кайласа, игравшей двойную роль: устройства вызова на связь и энергетического источника элемента её обороны – одной из станций ПВО. И здесь прекрасно виден тот профиль полученной выборки камня: резные фигурные обводы чаши долины и строгие прямые линии её бортов.

А какие впечатляющие объёмы камня были здесь выбраны, можно представить не только визуально, но и подсчитать, исходя из размеров выбранного прямолинейного участка каменной чаши – 4,3 х 0,6 км. Причём, для действия этого вращающегося инструмента, работающего на принципе дематериализации вещества, совершенно не имели значения характеристики обрабатываемого материала - ни его твёрдость, ни его плотность.

Что же касается применения ваджры в Ангкоре, то для неё здесь был не просто впечатляющий объём работы – он являлся поистине колоссальным. Когда с её помощью были:

- произведена выборка грунта во всех рвах, окружающих многочисленные храмы Ангкора;

- снят верхний (3-х метровый) слой первичного грунта под всеми храмовыми сооружениями, включая подложку под 3-мя холмами – Пном Кром, Пном Бакхенг и Пном Бок;

- выкопаны котлованы под такие громадные бараи, как Западный, Восточный и Джаятатака;

- выбран грунт под многочисленные храмовые водоёмы и бассейны, включая громадину королевских купален Срас Сранга;

- произведена коррекция пролегания русла реки Сием Реап, а в некоторых случаях – и углубление-расчистка его водотоков. Кроме того, инструмент должен был использоваться и в обустройстве сложнейшей гидротехнической системы Ангкора, осуществлявшей проточную водную подпитку её элементов;

- перемещены громаднейшие массы выбранного грунта с мест залегания на ближайшие борта котлованов. С тем, чтобы они могли быть транспортированы с помощью других инструментов на большие расстояния, вплоть до десятков километров.

Но, ни в какое сравнение с ручным трудом не шла производительность работы ваджры. И если, как мы посмотрели на людей, им были нужны не просто годы, а уже периоды, исчисляемые сотнями лет, чтобы выполнить весь только что перечисленный объём работ, тогда как ваджра могла с ним справиться за считанные месяцы. Причём, общую скорость выполнения ею работ здесь ограничивали другие факторы, такие как, например, транспортировка выбранного грунта либо обкладка камнем боковых поверхностей рвов и каналов.

 

5.2. Перемещение выбранного грунта

В предыдущей части статьи были приведены цифры объёмов выбранного грунта - 181,3 млн.куб.м или ~470 млн.т. И весь этот объём необходимо было переместить: то ли на храмовые площадки (чистый песок и смешанный грунт), то ли на 3 удалённых холма (120,4 млн.куб.м или ~313 млн.т.).

В своей статье ”Ваджра” я показал, как удалось “богам” переместить громаднейшие объёмы камня, чтобы нарастить естественную гору Кайласа, подняв её ввысь ещё на 900 м.

Но, это был камень, а не сыпучий грунт Ангкора. А потому этот камень вначале пришлось дематериализовать, переведя его в этакую невидимую, но жидкую субстанцию. На 2-м этапе – эту ”каменную жидкость” нужно было материализовать, но придав этому “выходному” твёрдому веществу форму правильной каменной сферы. И лишь на 3-м этапе – наступал собственно черёд транспортировки самой сферы.

Если посмотреть на суть операций, производимых здесь с камнем, то это: дематериализация, материализация и левитация вещества. Их основу, чтобы не повторяться в очередной и многократный раз, мы здесь рассматривать не будем. Скажу только, что у читателя есть возможность ознакомиться с ними по материалам других моих статей, перейдя по указанным ссылкам. Вкратце лишь напомню, что левитация вещества могла возникнуть по суммарному действию на него 2-х излучений: продольно-волнового - от работы движителя ЛА, и поперечно-волнового – низкой звуковой частоты.

В Ангкоре, повторюсь, грунт – сыпучий, а потому его не нужно было переводить в дематериализованное состояние. Достаточно было эфирно-вихревому ЛА зависнуть над песчаной горой выбранного ваджрой грунта и, через подачу звукового сигнала, включить режим левитации, как тотчас под летательным аппаратом ”подвисала” обесвешенная песчаная сфера. Теперь оставалось лишь перелететь с нею к месту назначения и там, сняв режим левитации, освободиться от груза, осыпавшегося под собственным весом вниз.

Читатель может спросить: и какой же объём песка (песчаного грунта) мог перенести такой ЛА за 1 раз? Думаю, что немного. Но, ”боги” не были б ”богами”, не найдя выхода. Сколь помнится, они пристраивали к своим ЛА-ягалётам этакие высокие паучьи лапки-шасси, и вот теперь уже можно было перевозить между ними сферу радиусом от 2,5 до 3,0 м, что в пересчёте на груз соответствовало 65-100 куб.м (170-260 т) грунта за рейс!

 

5.3. Добыча и транспортировка камня

Ранее мы уже определились с местами добычи камня для строек комплекса. Когда известно, песчаник для строительства Ангкора добывался в открытых карьерах в районе Бенг Меалеа, что в 35-ти км к северо-востоку от Ангкора, а латерит – на таком же расстоянии к северу, в горах Кулена.

Конечно же ”боги” и не думали использовать людскую технологию добычи камня, когда в просверленные отверстия вбивались колья, которые обильно поливались водой. Когда потом уж разбухшая древесина разрывала камень, откалывая большие куски, которые нуждались в дополнительной обработке. Нет, ”боги” просто резали камень, как масло, используя всё ту же технологию дематериализации вещества. А каковы были масштабы этой операции, можно судить, например, по камням Баальбекской платформы.

 

 

Там (фото слева), в каменном карьере, что в 2-х километрах от платформы, лежит заготовка фундаментного блока, так называемый "Южный Камень". Он считается самым большим обработанным камнем в мире - 23 м в длину, 5,3 м в ширину и 4,55 м в высоту, где его вес заведомо превышает 1400 т. На 2-м снимке уже показана сама Баальбекская терраса, выложенная из подобных блоков. И что можно почерпнуть: для ”богов” вовсе не составляло большого труда нарезать такие заготовки.

Но, зададимся вопросом: а что было более выгодным – заготавливать мелкие либо крупные каменные блоки?

И ответ здесь – единственный: конечно же, крупные. Ибо в следующей операции – транспортировке – мог быть в каждом рейсе перевезён лишь 1 камень.

Что же касаемо самой транспортировки, то мы, прежде всего, поражаемся масштабам усилий, связанных с перемещением огромных каменных масс. “В самом деле, - пишет известный французский исследователь Ф.Ньель, - кажется, что создатели мегалитов в выборе своего материала не принимали в расчёт ни тяжести, ни величины блоков. Иначе говоря, когда они использовали камень в 10 тонн, то это потому, что не имели возможности найти более огромный и тяжёлый”.

Для нас же этот вопрос уже не вызывает удивления. Мы знаем, что, при использовании эффекта левитации, каменный блок, независимо от своих размеров, терял вес, обесвешивался.

А далее можно сделать и немаловажный вывод-следствие: нарезка каменных деталей требуемых размеров осуществлялась непосредственно на месте, рядом со своим храмом.

 

5.4. Машинная обработка камня

Судя по сопутствующим снимкам, ”богами” использовалась как механическая обработка каменных поверхностей (точение, фрезерование, пиление), так и резка камня с использованием эффекта дематериализации вещества. Причём, рядом с каждым строящимся храмом, считаю, располагался и свой собственный цех обработки камня, загруженный работой под завязку. И здесь, понятно, множественное изготовление каменных деталей не могло быть пущено на самотёк, ибо невозможно возвести такие колоссальные сооружения без тщательно разработанной строительной документации. Когда каждый вновь возводимый уровень храма вносил свои коррективы в размеры деталей, их форму и сочленение.

 

 

Понятно также, что сам процесс машинной обработки камня, когда нужно было манипулировать положением блоков в пространстве, не обходился без использования эффекта левитации.

 

5.5. Ручная резка камня

Что выдаёт почерк ”богов”, так это – применение полигональной кладки камней, скрепляющей конструкцию безо всякого связующего раствора.

 

 

Везде: то ли в Саксайуамане из Перу, как на 1-м снимке, то ли при возведении башен Байона, как на других, соседние камни уложены плотно, практически без зазоров, и удерживают друг друга за счёт собственного веса и этой самой полигональной каменной резьбы.

Сколь могу представить, на ум приходит лишь единственное применение людьми полигонального сочленения – при сооружении срубов деревянных построек, когда даже самому приходилось рубить “в лапу” дачную баньку во 13-ти венцах.

 

Сам этот метод рубки "в лапу" довольно прост, и здесь важно соблюсти лишь 3 условия: параллельность сочленяемых плоскостей, предотвращение сдвига брёвен в "лапе" (за счёт шипа и варьирования вектора наклона сочленяемых плоскостей) и одинаковую выборку дерева по высоте венца, обеспечивающую равномерную ”посадку” верхней детали по всей её длине.

Главной же особенностью изготовленного сруба является индивидуальность положения каждой его детали. Это до начала работ практически каждое бревно можно было посадить на любое место деревянного колодца. Но только все работы завершены, как для будущей разборки-переноски сруба уже нужно пометить каждое бревно в венцах: по-другому сруб уже не собрать.

Вот и на храмах: до установки камней в сооружение они более-менее были единообразными, унифицированными. Но как только их уложили на место, камни приобрели свою неповторимость, уникальность.

Отсюда же просматривается и организация работ на сборке храмовых конструкций. Когда внизу, под храмом была организована машинная обработка камней, а наверху уже работало какое-то количество бригад. Где в каждой такой бригаде было по 2 исполнителя: первый – поднимал на своём ягалёте-индЛА требуемые заготовки, а второй – наверху, с помощью своего дематериализатора производил необходимую ручную подгонку сочленяемых деталей. Первый, при этом, не стоял в бездействии, он помогал своему напарнику удерживать, поворачивать и укладывать на предназначенное место поднятый камень, а по завершении установки – вновь отправлялся вниз за очередным полуфабрикатом. Не забыв, при возможности, захватить с собой крупный обрезок. Ещё, время от времени, оба напарника должны были помогать друг другу в производстве периодических инструментальных замеров с тем, чтобы возводимая конструкция соответствовала плановым параметрам.

Общее количество работающих бригад, понятно, не должно было превышать возможностей участка машинной обработки. Но весь рабочий процесс, если мы не хотим пренебречь принципом инженерной целесообразности, был организован именно так, как изложено.

 

5.6. Скульптурная обработка камня

Невозможно даже вообразить - какой труд затрачен на художественную обработку храмов Ангкора. Где на стенах многочисленных галерей мастера использовали сюжеты индийских эпических поэм “Рамаяна” и “Махабхарата”, сцены различных сражений и побед, пахтание богами небесного океана, божественный суд и картины рая и ада.

Невозможно не восхищаться тысячами изумительно выполненных апсар, или 200-ми божественными ликами, вырезанных на башнях Байона, или длинной многоголовой змеей у входа в Ангкор Тхом, либо барельефами прекрасных животных и птиц, находящихся на Слоновьей террасе.

 

 

 

Но за всей этой красотой стоят её творцы, каменных дел мастера. И я хочу показать читателю – как они выглядели, какие инструменты использовали в работе. И такое возможно, потому что божественные каменотёсы не просто оставили свой художественный след на планете, они оставили и своё скульптурное изображение.

Но место, где находятся эти 4 величественные статуи, лежит совсем в других землях. Это Тула, один из древнейших мексиканских городов. И в ней, в пирамиде Кецалькоатля (другое название — пирамида В) — во время прихода испанцев, эти колоссальные изваяния были спрятаны. Сейчас же статуи этих божественных каменотёсов, высота которых 4,6 м, вновь заняли своё место на верхнем ярусе этой пирамиды.

Я специально привожу фотографии этих скульптур с 3-х сторон. В правой руке у мастера – главный инструмент, воздействие тонкого луча которого переводило каменное вещество в дематериализованное состояние. А с тем, чтобы после окончания облучения материальная структура камня не восстановилась, мастер на зону реза воздействовал тонким деревянным прутиком, связку которых он держит в левой руке. Теперь, после этой операции и прекращения облучения, в камне оставался зазор-рез, и если стояла задача разрезать камень, то она была выполнена.

Если посмотреть на работу скульптора-человека, то тот, скалывая с помощью резца и молотка излишествующий камень, постепенно приближался к завершению своего творения.

Божественный скульптор работал почти так же, но только с помощью дематериализатора он как бы ”размягчал” камень, разрывая его межмолекулярные связи, а затем, воздействуя прутком, – убирал его дематериализованные излишки.

 

Другой особенностью изображения является костюм мастера. По виду – это почти космический скафандр. Но, если представить себе всю картину чрезвычайно опасных условий труда божественного каменотёса, все возможные вопросы отпадут сами собой.

 

5.7. Использование каменной крошки и отходов

Известно, что при работах в каменоломнях образуется много отходов в виде мелких осколков. И это – настоящий бич производства, везде преследующий строителей: что в каменоломнях - при добыче камня, что рядом с храмами – при его обработке.

Я уже в своей статье ”Шары Коста-Рики” показывал, как ”боги” справлялись с этой проблемой. Они, дематериализуя каменную крошь, переводили эту субстанцию в жидкое состояние, когда камень растекался в любой ложбинке, как вода.

На 2-м этапе эту каменную жидкость снова возвращали в прежнее материальное (твёрдое) состояние. Но здесь эта операция имела некую особенность, когда материализованный камень, для удобства последующей транспортировки, вынужденно приобретал форму правильной каменной сферы. Так каменная крошка вновь приобретала качества исходной заготовки, которую можно было снова пускать в производство. Таким образом, получался двойной эффект: избавления от отходов производства и экономии сил, средств и времени на обеспечение стройки материалами. Причём, скажу, качество камня, полученного при его второй жизни, резко отличалось в лучшую сторону от первоначальной.

Понятно, что со сбором каменных отходов было не всё и не всегда так гладко, как описано. Много хлопот доставляли каменные обрезки, падавшие вниз, во внутренние полости храмов, с башен-прангов. И вот здесь, можно полагать, ”боги” вполне могли привлекать к их сбору людей, именно для выполнения этой неквалифицированной и малопроизводительной работы.

Зная, что на стройках Ангкора использовалось 2 вида камня – латерит и песчаник, понимаешь, что эти различные материалы не могли повторно использоваться, как говорится, - в общем замесе. Когда их обломки приходилось сортировать: сюда – латерит, туда – песчаник. И ясно, когда в этой сортировке уже не было проку, либо материал нельзя было пустить на повторное использование по каким-то иным причинам, этот камень – шёл на свалку.

Но известно, что склоны холма Пном Кром довольно скалистые. А местные легенды и эпос “Рамаяна” говорят, что эта гора образовалась из камней, брошенных генералом войска обезьян Хануманом во время его поиска медицинских снадобий. Так, может быть, наши ”боги” отсыпали эту гору-холм не только песчаной смесью, но и обломками камня, в том числе – и “жидкого”?…

 

Далее…

Хостинг от uCoz