Сейды – каменные стражи богов?

 

Александр Махов

Москва, январь 2010г.

 

 

Попробуем проанализировать Рунетную информацию о сейдах, начав с книги В.Мизина “Сейды, мегалиты русской Арктики”. Естественно, что при этом будем цитировать характерные места публикаций, позволяющие, только лишь с моей точки зрения, пролить дополнительный свет на существо  волнующих вопросов: “Что такое сейд? Какова его функция? Кто и когда его построил?”

Тогда, начальная выборка:

Сейд представляет собой большой  (иногда очень большой) валун, поставленный на маленькие камни-подставки, сверху большого валуна иногда положен один или несколько меньших камней,  сложенных пирамидкой. В европейской части русского Севера насчитываются тысячи сейдов - ареал их распространения от северных берегов Ладожского и Онежского озер до Баренцева моря и соответствует ареалу проживания саамов в исторически обозримое время. Сотни сейдов есть в центральной и северной Норвегии, есть они в горах Швеции и тайге Финляндии…

 Сейды, встречающиеся в Карелии и на Кольском полуострове, бывают размером от десятков сантиметров до шести метров в диаметре, соответственно весом от десятков килограмм до десятков тонн (вес сейдов рассчитывается из плотности пород, в среднем  2.4-2.7т/куб.метр). Располагаются как в таёжной, так и тундровой зоне, поодиночке и целыми комплексами, насчитывающими сотни штук. Часто встречаются на возвышенностях, скалистых "лбах", берегах рек и озер, островах, уступах и  террасах, урочищах...

Стоит внимательно присмотреться, и непременно увидишь то искусство, с которым валуны поставлены на камни-подставки, какой психологический  эффект производит на смотрящего камень установленный так, что кажется он и стоять не должен, до того неустойчиво установлен, но тем не менее сейды стоят уже не одну тысячу лет.

 

Итак, сразу же в начальной главе “Вступление  - что есть сейды?” читаем: Среди доисторических памятников русского Севера и Скандинавии - петроглифов и лабиринтов, сейды остаются наименее известными и изученными”.

И здесь сразу же автор, вольно или невольно, помещает предмет вопроса – сейды – в один ряд с другими памятниками выделенных мест – Севера и Скандинавии – петроглифами и лабиринтами. Но, что такое петроглиф? Отвечаю. Сколько бы не приводилось точек мнения об этих изображениях, в итоге вырисовывается лишь одна-единственная, истинная: это знак принадлежности, маркер собственности местности. И как знаки-петроглифы пустыни Наска, они чаще всего выполняются в виде указателей, в виде стрелок – показывающих направление, в котором лежат земли собственника. И если это гигантские знаки, то они осязаемо видимы лишь с воздуха и, как говорится, - с высоты и дальности птичьего полёта.

Далее, что такое каменный лабиринт Севера или Скандинавии (не будем здесь касаться множества других лабиринтных сооружений и задач, как-то: подземных, садовых, математических, мистических и т.п.)? И видим, что это – опять-таки указатель собственности, конкретного “застолблённого” участка местности (см. мою статью “Лабиринты – навигационная система Беломорья”). Но здешний каменный лабиринт, это - не привычное изображение стрелы-стрелки, использующееся для визуального ориентирования. Нет, он применялся только приборно, с использованием, в данном случае, метода биолокации, а попросту – маятника-отвеса.

Целесообразно, на мой взгляд, здесь же затронуть и такие вопросы: “А кто был пользователем знаков? Для кого они предназначались?”

И, в первом случае, – для петроглифов Наска – “потребителями информации” предполагались новые и очередные инопланетные авантюристы, запоздало прибывшие на планету Земля в момент времени, когда большинство земель здесь уже было поделено между другими, более успешными группировками “богов”. Т.е. здесь: и устроители, и потребители – различные инопланетные группы космических пришельцев.

В случае  же с каменными лабиринтами, как их устроителями, так и потребителями информации являлись люди – норманнские мореплаватели-рыбаки, викинги, осуществлявшими в целях морской навигации маркировку побережья.

И, конечно, нужно заметить, что в обоих случаях излагаемая информация о функции как петроглифов, так и каменных лабиринтов является нестандартной и зачастую отвергаемой классически настроенными умами современных “учёных-исследователей”.

Итак, повторюсь, автор книги неосознанно, не делая в дальнейшем из этого никаких выводов, поместил сейд в ряд других указателей маркировки земельной принадлежности. Потому, естественно, возникает вопрос: “А не могли ли и сейды, в их одиночном или групповом исполнениях, тоже быть маркерами собственности?”

Понятно, что вот так, сразу же, ответить на этот вопрос невозможно, но в качестве функциональной версии - обязательно оставим его на некоторое “потом”. Оставим, чтобы затем, конечно же, вернуться.

 

Характерные особенности

Среди особенностей расположения как комплексов сейдов, так и отдельных камней на Кольском полуострове есть факты, ознакомление с которыми задает много вопросов. Например, почему расположенные в горах сейды часто ставились у источников, или даже над ними? Почему некоторые горы бывают «опоясаны» сейдами по высоте около 100м, но выше и на вершине нет ни одного? С чем связан высотный диапазон комплексов 300-700м., когда самые высокие горы Кольского полуострова обойдены комплексами мегалитов, несмотря на обилие подручного строительного материала, а попадающие в данный высотный промежуток горы Карелии отмечены сейдами?

…невысокие сопки ещё укрыты сугробами, и в вершинах Хибин, Луявра и подобных снег может оставаться ещё долго…

…наличие верховых озер…

 …какую роль играли водоёмы в таких местах? Сейды тоже вряд ли «случайно» оказывались над источниками. Совершенно очевидно, что в этом был заложен какой-то смысл”.

И здесь вовсе нетрудно заметить, что В.Мизин указывает на один из характернейших признаков местоположения сейдов. А если уж быть совершенно точным в формулировках, то это, похоже, – не признак, а одно из основных требований к месту установки сейда. Требование, которое в обязательном порядке должно быть исполнено строителями с тем, чтобы эти мегалиты могли выполнять возложенную функцию. И этот признак-требование: обязательное наличие под сейдом движущегося водного потока. Ещё раз уточним: наличие не просто воды, а именно воды движущейся, подземного потока.

Давайте поэкспериментируем в наших рассуждениях, чтобы убедиться в выдвинутых предположениях. К примеру, поставим наш сейд на возвышенности, где выпадает зимой снег, а летом  - в вершинном озере скапливается вода, ну и что? Вода – есть, а вот её движение – отсутствует. И наши строители, с тем чтобы обеспечить это движение, вынужденно опускали места установки сейдов, как и отмечено на практике, пониже горных вершин.

Тянем логическую нить рассуждений дальше: чтобы быть водному потоку, нужно иметь запас этой воды. Запас на ту продолжительность функционирования, которая предусмотрена проектом, замыслом устроителей. Но – запас воды, это – как раз наличие вершинного озера, воды которого будут пополняться за счёт таяния выпавшего зимой снега.

И здесь интересный нюанс, щекотливый вопрос: а что, наш сейд зимой не будет функционировать?

И приходится отвечать утвердительно, да – не будет. Но, только в том случае, если под сейдом не будет незамерзающих зимой водных потоков.

 

Но, читатель спросит: а какое отношение к мегалитам имеет вода или, тем более и как здесь утверждается, - её движущийся подземный поток? И как функционально совместить камень и воду? И для того, чтобы снять эти и подобные вопросы, обратимся к другим мегалитическим сооружениям и их проработкам.

Информация из моей статьи “Конец тайны Египетских пирамид?”:

“Каменное сооружение, каково оно не будь монументально-величественным, только за счёт своих объёма и формы может обладать хотя и большой, но лишь ограниченной энергетикой. И, как всегда происходит, для практических нужд её оказывалось недостаточно. Тогда, для повышения эффективности, нужно было решать дилемму: либо строить мегалитические сооружения ещё больших размеров, либо изыскивать иные способы. Анализ древних построек показывает, что использовались оба этих пути.

Например, пирамида Микерина, имеющая первоначальные размеры основания 60 х 60 м, через некоторое время была надстроена до существующих размеров 108х108 м. 

Но, более эффективным способом является другой, - просто гениальный по своей элементарности. Это – использование водных потоков.

Проведенными исследованиями свойств пирамид сегодня считается доказанным, что под каменной (действительной) пирамидой формируется перевёрнутая ложная (фантомная). И эти 2 пирамиды образуют устойчивую энергетическую систему - бипирамиду.

 Параллель подобия - можно наблюдать при росте кристаллов. И здесь бипирамидальной форме будет соответствовать такое правильное (Платоново) тело, как октаэдр.

 Но, такую же октаэдральную геометрию приобретают и сцеплённые между собой 4 молекулы воды. Теперь, если в поле действия фантомной пирамиды пропустить водный поток, её энергия – увеличится и, как следствие, общий энергетический баланс бипирамиды нарушится. Для его восстановления действующая пирамида тут же привлечёт из окружающей среды дополнительную (свободную) энергию, и баланс – восстановится. Но, энергия (считай: мощность) каменной пирамиды – увеличится, что и требуется нашим строителям! Теперь им нужно знать только глубину прохождения естественных либо искусственных водных подземных потоков с тем, чтобы соответственно этой глубине определить и потребную высоту будущей пирамиды.

Итак, сделаем маленькую зарубку в памяти: для усиления мощности каменных источников излучения необходим не просто запас воды, но её движущийся поток”.

И что же мы видим на практике? А вот что. Египетские пирамиды установлены на левом, более низком берегу Нила, на каменной подложке скального плато Гизы. Пирамиды представляли собой Узел дальней космической связи, для обеспечения работы которого под пирамидальными сооружениями пропускался движущийся водный поток, управляемый через специальные задвижки припирамидальных храмов. А песнь этим потокам затем будет спета в древних записях: "Вьющийся водный поток течёт, поля разлива наполнены водой, и я [умерший царь] направляюсь выше них к восточной стороне неба, ко дворцу, где боги примут меня, где я буду рождён снова молодым... Я встаю как звезда, расположенная на нижнем краю неба... моя сестра - Сотис, рядом со мной -  утренняя звезда... [Тексты пирамид, 343-57]”.

 

Знакомясь с одним из самых удивительных городов МезоАмерики - Чичен-Ицей, этим городом-комплексом ПВО (см. статью “Мегалитическое противостояние”), видим, что для его военно-оборонного функционирования опять же использовался движущийся водный поток. А необходимый и довольно значительный запас воды обеспечивался специальными хранилищами – сенотами.

 

Рассматривая информацию по раскопкам других древних мегалитических сооружений в таких городах Центральной и Южной Америки, как Тула, Теотиуакан, Сан-Лоренсо, Трес-Сапотес, Ла Вента, Тиауанако, Пума-Пунку, Лукурмат, Мачу-Пикчу, Чавин де Уантар и других – находим множество подземных водоводных систем, ведущих к пирамидам, зиккуратам и матричным каменным излучателям. И эти системы как раз и обеспечивали движение водных потоков, а через них – и увеличение излучаемой энергии.

 

Непременным атрибутом работы Европейской мегалитической полосы обеспечения, служащей частью системы противовоздушной обороны шумеров, являлось наличие в ней водоводных тоннелей. Тоннелей, проложенных как раз под мегалитическими объектами: менгирами, дольменами, кайрнами, кромлехами.

В конструкции таких выдающихся сооружений из числа элементов ПВО, как Стоунхендж и полей менгиров Французского Карнака, опять же заложена система их водоснабжения. А для того, чтобы иметь необходимый запас воды для работы мегалитических конструкций, устроители, несмотря на громаднейшие затраты усилий при строительстве, использовали специальные прибрежные водные резервуары-накопители. Накопители, имеющие шлюзовые ворота, которые должны были, при функциональной необходимости, открываться во время морских приливов.

 

Аналогичные примеры “водоснабжения” можно привести и для мегалитических сооружений, находящихся на территории нашей страны.

Так дольмены Северного Кавказа, а их несколько тысяч, устанавливались обязательно над подземными водными потоками, а фасадные отверстия этих сооружений направлялись в сторону ущелий, по которым опять же протекали ручьи. И эти водные потоки использовались не только для усиления излучения мегалитов, - по ним, как по волноводам, поступала энергия возбуждения от источников этой энергии – энергетических станций.

 

Что характерно в использовании водных потоков – без них не могла работать и Ловозёрская энергетическая станция. Та самая станция, которая находилась всё здесь же, на Кольском полуострове, и обеспечивала своей энергией работу всей мегалитической системы ПВО шумеров. Системы, охватившей своими элементами почти всю Евразию и Север Африканского континента (см. статью “Тайна Ловозёрских тундр”).

 

Итак, рассматривая наши небольшие и пока скромные результаты исследований, - видим, что признак обязательного наличия водных потоков под сейдами, в сравнении с функционированием других мегалитических сооружений, наталкивает на мысль, что сейд – это излучатель энергии. Мысль – пока только крайне осторожная, которую ещё необходимо развивать, ведь неизвестно: что это за энергия, каков её вид – высоко- или низкочастотный, модулирована или нет и т.п.

Но, тем не менее, это – уже результат. Пусть сделан самый предварительный вывод, но это – уже вывод. И он, если его использовать дальше, непременно и в конце концов выведет нас на решение поставленных ранее главных вопросов.

 

Но, вернёмся к источнику:

Характерным признаком сейдовых святилищ является их природная выделенность из окружающего ландшафта - это могут быть останцы, самые высокие точки окружающей местности, места где проходят геологические разломы и сейсмически активные участки - места землетрясений…

Довольно часто камни ставились и на трещинах, как бы отмечая их…

Часто рядом с сейдами камни ставились над трещинами в скалах, иногда просто забиваясь в них, либо выкладываясь по ним сверху…

…места расположения сейдовых плато выбирались с учетом знания  геологических свойств местности, ибо странно предположить, что такие комплексы оказались "случайно" на месте тектонического разлома или в центре древнего землетрясения”.

 

Любая материальная структура создаёт на своей форме перепад эфирного давления. Даже на такой малой сути этой материальности, как читаемые здесь слово, буква или даже отдельная точка – на всех их существует перепад давления эфира. Но величина этого перепада – незначительная, почти фоновая. Более существенный перепад может образовываться на каменных формах, что обусловлено тетраэдральной структурой кристаллов мегалитов. Структурой, обеспечивающей вихревое движение эфира по траектории “меркабы” не только внутри каждого атома, но и в каждом узле кристаллической решётки. Где эти микровихри уже формируют суммарное электромагнитное поле вокруг мегалита и его проявление - продольно-волновое излучение. Но, чтобы такое излучение стало более мощным, сконцентрированным кристаллами камня, необходим и дополнительный (внешний, возбуждающий) поток энергии. И, понятно, сразу вопросы – каким должен быть этот источник? Где взять эту энергию?

Накопленный опыт работы с древними каменными сооружениями позволяет провести некоторую классификацию интересующих нас источников энергии. Начнём -  с мегалитических. Их энергетическая суть – едина: аккумулирование и генерирование продольно-волнового СВЧ-излучения. В материале их конструкции – камень, мощность - зависела от внешних габаритов, все они имели энергетическое усиление за счёт водных потоков, но форма… Форма здесь у каждого источника энергии – своя.

 

И первой, самой распространённой, – является форма классической 4-х-гранной пирамиды. Это, прежде всего, Египетские пирамиды в Гизе, как источники энергии и станции Узла дальней космической связи. А далее - суданские, боснийские, китайские, анапские, юкатанские  и прочие наземные и подводные пирамиды. И их энергия чаще всего использовалась для работы станций планетарной связи и систем обороны. Можно отметить и особенно громадные по размерам древние пирамиды во всё той же Гизе, недавно обнаруженные при раскопках, а также пирамиды Кайласа. Последние, необходимо заметить, формировались-вытачивались с помощью оригинальной технологии непосредственно и полностью из гор, в то время как все остальные – строились из отдельных каменных блоков или из глиняной утрамбовываемой россыпи (МезоАмерика). Характерной особенностью всех этих пирамид являлась ориентация их граней по магнитному меридиану планеты. Несколько отличалась по форме от 4-х-гранной многолепестковая пирамида, - всё та же станция межпланетной связи, в юкатанской Ла Венте.

 

Выглядел несколько иначе другой класс пирамидальных источников энергии – зиккураты. Эти пирамиды, что характерно, имели не только усечённую вершину, но и, важно, были ориентированы по магнитным сторонам света уже не своими гранями, а их рёбрами. И эти особенности были, конечно же, связаны с их функциональным назначением – обеспечивать возбуждение движителей эфирно-вихревых летательных аппаратов. Другим направлением использования являлось их применение в качестве источников энергии для наземных систем наблюдения и оружия. Строились зиккураты как на Юкатане, так и в Месопотамии. В последней можно вспомнить зиккурат в Уре, а также знаменитую башню-зиккурат в Вавилоне, возведение которой было задумано и начато людьми, но … пресечено “богами”.

Но, если зиккураты использовались для запуска движителей небольших ЛА, выполненных по типу летающих платформ, и несущих оружие или приборы наблюдения, и имеющих, как правило, одного пилота из состава “богов”, то для возбуждения движителей больших кораблей,  так называемых – крейсеров, применялись уже иные мегалитические источники энергии. Эта роль возлагалась на битавринги, - специальные каменные плащадки с наклонно-скошенными боковыми гранями. Площадки, которые классически настроенными умами сегодняшних учёных названы “стадионами для игры в мяч”. Речь идёт о тех “стадионах”, которые имеются практически в каждом городе древней МезоАмерики. “Стадионах”, число которых иной раз превышает десяток для одного поселения, и игре, правил которой до сих пор так никто и не знает, кроме чьего-то мнения, что побеждённым отрезали голову.

Следующая форма мегалитических источников энергии, которую необходимо упомянуть – подковообразная. Эту форму имеет горный массив Ловозёрских тундр на Кольском полуострове, где в его недрах располагалась станция для снабжения энергией мегалитической полосы обеспечения шумеров. Полосы, которая обеспечивала противовоздушную защиту большей части границы этой громаднейшей империи. Империи, освоившей территории Евроазиатского и Африканского континентов. Но, перед вынужденным уходов “богов” с планеты, назначение этого энергетического узла было изменено. Теперь он был превращён в источник “меряченья”, станцию пси-оружия, необходимую в будущем для возврата утраченной собственности “богов” – планеты Земля. Сегодня мы видим на указанной территории не одну, а две мегалитических подковы – Ловозёрье и Хибины, подземные “хозяева” которых испытали на себе в годы советской власти и от неё воздействие серии глубинных ядерных взрывов. И хочется ещё здесь отметить громаднейшую мощность этих каменных источников энергии: их величина в миллионы раз превышала мощность излучения пирамид в Гизе.

Менее мощным источником являлось другое устройство подковообразной формы – Великий Сфинкс в Египте. Но здесь большая мощность и не требовалась, ведь на него была возложена совсем скромная задача – быть элементом в системе дальней космической связи, а в ней - устройством вызова удалённого абонента.

Очередная форма мегалитических источников энергии – кольцевая. И такую форму имеет трилитный генератор знаменитого Стоунхенджа, этого элемента системы ПВО шумеров на Оловянных островах, мегалитического плазмомёта.

Весьма распространённой является и спиральная форма. Ярким её представителем являются каменные лабиринты – эти биспиральные сооружения, являющиеся навигационными маяками древних мореплавателей. Лабиринты, выложенные на берегах Беломорья, Севере и Западе Европы, а также на Средиземноморье.

Необходимо заметить, что источники (концентраторы) продольно-волновой энергии могли быть выполнены не только из камня. Здесь более важна форма пространственной либо плоской фигуры. Например, макет пирамиды может быть изготовлен и из бумаги или картона, а двойная спираль – выложена электрическим проводом либо, в простейшем случае,  – вообще нарисована на бумажной подложке.

 К следующей группе источников энергии, по нашей классификации, можно отнести эфирно-вихревые летательные аппараты. ЛА, состоящие “на вооружении” как шумеров, так и мезоамериканцев. Да что там говорить лишь только об этих 2-х иноцивилизациях “богов”, все инопланетные корабли, на которых иногости посещали, посещают и будут посещать нашу планету, работают на том же принципе! Но, - только они. Нас же “боги” всегда ограничивали, принуждая пользоваться лишь примитивной ракетной техникой, на которой дальше Земли – не уйдёшь!

Как пример, ЛА крейсерского типа использовались мезоамериканцами в качестве резервных источников энергии при обустройстве наземных комплексов ПВО в Чичен-Ице, Туле и Митле, прикрывавших воздушное пространство полуострова Юкатан со всех сторон.

Но, особенно массовое применение в качестве источников энергии получили индивидуальные ЛА – ягалёты. Здесь они, кроме прямого назначения, использовались в качестве средств возбуждения кристаллической структуры камня, ввода его в состояние левитации. Состояние, которое затем использовалось при добыче камня, его обработке, - в том числе и художественной, воздушной транспортировке, установке-заглублении в почву, монтаже как объёмных, так и высотных мегалитических конструкций. И необходимо заметить, что под левитацией понимается не только потеря веса предмета, но и прохождение его через инородную среду, сопровождаемое разрывом межмолекулярных связей. Пример создания и использования подобного аппарата можно найти и в наши дни. Так Э.Линдскалныньш, маленький (152 см, 45 кг) и слабый на вид человек, построил вручную, без использования машин и применения каких-либо подъёмных средств, свой каменный замок во Флориде, этот комплекс огромных статуй и мегалитов общим весом 1100 тонн, затратив на возведение сооружения около 20 лет (статья “Конец тайны Кораллового замка?”). Когда его спрашивали – как он этого добился, тот отвечал, что раскрыл секрет строителей Египетских пирамид.

К очередной классификационной группе источников продольно-волнового излучения необходимо отнести и различные биоорганизмы. Но мы, конечно, не будем здесь использовать информационные материалы по всем их видам. Они – бесконечны. Потому, и в соответствии с заявленной темой, ограничимся лишь видом человеческим.

Особенно ярко наблюдается продольно-волновое излучение организма человека в биолокации. Само это явление уходит своими корнями в некоторое людское прошлое, когда человек, используя деревянную роготульку-прут, искал вначале под землёй воду, а затем – и полезные ископаемые. Мы уже знаем, что движущийся поток жидкости создаёт продольно-волновое энергетическое излучение. А если используются биолокационные приёмы, то человек здесь – является вторым подобным генератором такой энергии. И когда 2 этих энергетических потока встречаются, их взаимодействие фиксируется чувствительным элементом биоизмерительной системы – нашей биорамкой. Рамка может быть выполнена из различных материалов и иметь самую разную форму, а может быть и простейшим прутом-сенсором либо маятником-отвесом.

Центральная нервная система человека – это яркий пример существования в человеческом организме продольно-волнового излучения. На нём работают и все наши органы чувств, подающими в ЦНС, как датчики в процессор компьютера, свои сигналы. Вокруг всего тела человека существует вихревая структура этого вида излучения, проявляемая приборно в виде “меркабы” с характерными узлами-чакрами (см. статью П.Кэлдера “Вихри долголетия – древний секрет тибетских лам”).

В главе “Левитация” (статья “Конец тайны Кораллового замка?”) приведены примеры использования биоэнергии для перемещения религиозно почитаемых людей в воздухе, поднятия и перемещения камней (эпизод в Шиапуре), перемещения по воздуху больших каменных скульптур (Древний Египет). Здесь же раскрываются условия возникновения левитации: наличия 2-х излучений – продольно-волнового, на частоте возбуждения кристаллической решётки камня, и акустического, опять же на резонансной частоте.

Знаменитый Д.Кили в таких своих левитационных опытах, как дезинтеграция камня, либо погружение в землю крупных предметов из материалов, имеющих кристаллическую структуру, использовал продольно-волновую энергию собственного тела.

 

Другим ярким примером такого энергетического “самообеспечения”, уже в наши дни, являются полёты В.Гребенникова на его знаменитой платформе (статья "Тайны платформы Гребенникова").

И что характерно, лишь некоторые человеческие индивидуумы, да и то без какого-либо афиширования, смогли повторить их опыты-достижения. И всё дело здесь в одном – наличии собственного и мощного внутреннего источника энергии. Источника взращённого, незамутнённого ни алкоголем, ни наркотиками, ни неразборчивым меню питания, ни ослабленного сексуальными излишествами.

 

И, наконец, в нашей классификации, - группа источников продольно-волнового излучения природного происхождения. Они могут существовать как следствие изгиба наземных или подземных водных потоков, яркий пример тому – водная траектория Волги в районе Жигулёвских гор – Самарская Лука. Можно допустить, что такие траектории и проявления могут быть образованы и потоками магмы в глубине земной коры.

Нам известны магнитные сетки вокруг поверхности планеты, в атмосфере и ближайшем космосе. И эти сетки имеют различную плотность покрытия (размер и конфигурацию ячеек). Мы говорим о различных тектонических разломах земной коры, подвижке её масс – от небольших участков до континентов. И, наконец, нас живо интересуют различные аномальные места страны и планеты, информацию по которым мы собираем и анализируем. У обывателя эти места вызывают мистический интерес, учёные с классическим складом ума – называют их “местами силы”.

Как правило, в этих местах начинает давать сбои цифровая техника: камеры, аппараты, часы, компьютеры. Проявляются  различные искажения в фиксируемых цифровых и фотоизображениях. Попытки зарегистрировать какие-либо проявления электрических или магнитных полей с помощью обычных приборов – ни к чему не приводят. Зато прекрасно проявляет себя обычная биорамка – устойчиво отклоняется или вращается в ту или иную сторону. И все эти перечисленные признаки свидетельствуют лишь об одном – здесь аномальное место, здесь интенсивный выход энергии, продольно-волнового излучения.

Последний тезис имеет самое прямое отношение и к сейдам:

…те, кто их (сейды) возводил, знали строение особых точек Земли - "мест силы", вероятно - её энергетической структуры, и могли её использовать...

Скоплениями сейдов отмечены особые места, точно так же, как западноевропейские мегалиты ставились в "местах силы", на пересечениях, так называемых лей-линий (линий определяющих некую энергетическую структуру Земли), скопления из сотен сейдов тоже отмечают то геологический разлом, то эпицентр древнего землетрясения, выход радона...

Замечено, что в непосредственной близости от сейда, чаще всего в торцевой его части, практически всегда находятся выходы на поверхность жил кварца особой формы. И эти жилы, с некоторой долей допуска, вполне можно посчитать своего рода волноводами.

А теперь вернёмся к нашему первичному выводу, что сейд – это излучатель энергии. И если ранее эта мысль подкреплялась лишь наличием водного потока под ним, то теперь она ещё более утвердилась: ведь сейды ставились в местах выхода из земли потоков продольно-волнового излучения. И теперь даже можно заметить, что именно это излучение было первичным, возбуждающим. Водный поток – способствовал усилению этого излучения, а кристаллическая структура камня, если только она возбуждалась, способствовала концентрации излучаемого потока, аккумулированию энергии в объёме камня.

 

Но, вернёмся к первоисточнику:

Неустойчивое положение – не прихоть, а единственно возможная форма постановки для функционирования неизвестных нам процессов, возможно связанных с резонансом…

В постановке … камней количество камней-опор, вес и прочие внешние признаки также уступали главному требованию – сейдом в комплексе может быть любой камень, хоть вообще без опор, но  установленный неустойчиво. Неустойчивость была главным каноном, все остальное было второстепенно ... Наличие в геологически активных точках неустойчивых камней явно было зачем-то нужно древним людям. Причем эти два требования были ГЛАВНЫМИ в полярном мегалитостроении... строители сейдов делали упор именно на некое непонятное нам знание, а не воротили валуны от безделья, величия своих возможностей ради”.

Просто замечательно работать с этакой информацией: она уже систематизирована, и все основополагающие мысли, ведущие к выявлению функции сейдов, в работе есть. Но, звучат они только лишь в виде робких догадок и полуутверждений. Но, почему главная задача исследователя, задача выявления функциональности, так и не была решена? Что этому помешало? И уже мои предположения – виновата классика, тот косный и довлеющий над учёным методологический подход, базирующийся на дискретно-прерывном способе мышления "да-нет", где оба наработаны академической наукой ещё с веков мракобесия. Наукой, которая через свои подразделения по борьбе с лженаукой не признавала и не признаёт инопланетный след в нашей истории. Наукой, которая так и продолжает стоять “на одной ноге” – материалистической, не признавая вторую опору – нематериальную, эфирную. И вполне логично, когда необходимо вникнуть в высокую сферу знаний “богов”, тут эта “наука” кричит “пас!”, здесь она просто бессильна!

Но, мы несколько отвлеклись. Пора вернуться к нашим мегалитам.

Очередной особенностью конструкции сейда, говорящей опять-таки в пользу функционального назначения – быть излучателем, является установка его массивного верхнего камня на трёх точечных каменных подпорках.

Знания “богов” имеют в своем начале несколько основополагающих принципов-законов. И один из них - принцип вибрации: "Ничто не покоится - всё движется, всё вибрирует". Этот принцип объясняет суть состояния и различие между разнообразными проявлениями материи, энергии и разума.

Другим из подобных является принцип ритма: "Всё течет, втекает и вытекает, всё имеет свои приливы, всё поднимается и падает”. И это маятникообразное колебание проявляется во всём. Мера колебания налево есть мера колебания направо. Ритмы компенсируются.

И наш сейд, если на него была возложена функция излучателя, в полной мере должен соответствовать этим требованиям. Лучше, конечно, чтобы его массивная часть, наподобие колокола, -  была подвешена в воздухе. Тогда её вибрационные характеристики были бы ещё выше. И качество процесса вибраций было бы тоже выше: характер колебаний был бы более приближен к незатухающим. Но, очевидно, должен быть и оптимальный выбор между затратами усилий на возведение конструкции и качеством функционирования. И наши строители, при возведении, посчитали, что выбранный способ установки полностью и, главное, простейшим способом решает задачу назначения. А потому конструкция и была исполнена, как есть.

А далее - есть предложение: рассмотреть несколько примеров, опять-таки из практики мегалитостроения.

 

Шумеры, чтобы в полной мере использовать резонансные явления в камне, уменьшали площадь заделки менгиров в грунт. Т.е. замечено, что при сооружении каменных рядов многосоткилометровой протяженности все камни были установлены более тонким концом вниз. И камень уже мог “звучать” на своей неслышимой ухом частоте при меньшей энергии возбуждения.

 

Новый пример использования резонанса в камне - из моей статьи “Конец тайны Египетских пирамид?”:

·  “внутри Великой пирамиды очень сильная акустика. Все внутренние конструкции как будто специально построены так, чтобы резонировать на определенной частоте. Эта частота экспериментально определена и составляет 438 герц. На этой частоте резонирует "саркофаг". На эту же частоту реагирует и Большая галерея;

·  выяснилось, что пол камеры фараона не опирается на монолитные камни. Мало того, что весь гранитный комплекс окружен массивными стенами известняка, имеющими воздушный промежуток между гранитом и известняком, ещё и сам пол располагается на том, что охарактеризовано как камень "рифленой" формы. В итоге, вокруг камеры образуются своеобразные "миниполости"!..

·  стены камеры не опираются на гранитный пол, а поддерживаются вне его сантиметров на десять ниже уровня пола. Таким образом, гранитный комплекс внутри Великой Пирамиды как бы "висит в воздухе", соблюдая принцип “подвешенного колокола”;

·  саркофаг установлен на редком слое кремниевой гальки”.

И этот пример – он особенно характерен для практики строительства сейдов, в которой, для обеспечения резонанса, использовался аналогичный способ  установки каменной массы на точечные подпорки.

Но, здесь же просматривается и коренное отличие в резонансе сейдовых камней. Если в других мегалитических сооружениях резонанс, как правило, сопровождался их левитацией, то среди сейдов - левитация - крайне нежелательное состояние. Почему? Попробуем разобраться.

Во-первых, вхождению кристаллических структур в это состояние предшествует их облучение 2-мя видами энергетических потоков: СВЧ потока продольно-волнового типа и потока звуковой частоты – здесь уже поперечно-волнового типа. Во-вторых, видимое состояние левитации – предмет теряет вес и пытается взмыть в воздух. И чтобы этого не произошло, например, с рядами менгиров из оборонительных систем – камни частично закапывались в грунт. И, в-третьих, менгиры в таком, левитирующем состоянии использовались в качестве излучателей плазмы – сгустков энергии в системах ПВО.

И ещё. Камень, находясь здесь ещё и в состоянии акустического резонанса, испытывает и мощнейшие механические нагрузки. И не всякий образец их мог выдержать. Так, если в камне были внутренние трещины, то это - непременная предпосылка к разрушению мегалита.

А теперь зададимся вопросом, спросим самого себя: “А нужно ли, чтобы камень нашего сейда взмывал в воздух?” Или – другими словами: ”Нужно ли допускать вхождение этого камня в левитационное состояние?”

И, оказывается, что – нет. И не только – нет, но и что этот режим совершенно недопустим для сейда: наш камень, в лучшем случае, просто слетит с подпорок, а в худшем – расколется. И, понятно, после этого наш камень уже не будет сейдом, а его задуманная функция - превратится в ничто.

Но, чуть ранее было доказано, что конструктивно камни сейдов обязательно облучались лишь одним из 2-х левитационных потоков – высокочастотным. И теперь, становясь на позицию наших древних строителей, спросим их – а можно ли допустить появление второго потока – звуковой частоты? И в сути ответа, полученным вот таким, логическим способом, можно не сомневаться – нет, никоим образом!

А теперь снова вернёмся к первоисточнику, где В.Мизин отмечает, что в среде местного населения существовал непреложный “…запрет на посещение (приближение) к сейдам женщин и детей.

…Соблюдение тишины, безусловное воздержание от ругани и даже шуток – повсеместно распространенные правила”.

Вот так, наши строители не могли воспретить доступ местного населения к сейдам, потому, видимо, должны были через их шаманов, через религиозный запрет ввести звуковые ограничения. И, в продолжение, новые цитаты: “…традиционное саамское верование лэхте-верра упоминает о таком свойстве духов, населяющих сейды, как неприятие шума. Духи, живущие в сейде, не выносили шума и могли покидать камень…

… на Кольском полуострове довольно часто встречаются расколотые сейды…

…для древних саами подобные явления могли подчеркивать то, что "дух" покинул камень - "улетел", что вполне могло трактоваться как дурное предзнаменование”.

 

Нам необходимо подчеркнуть ещё один систематизированный признак установки сейдов. Это, при непременном соблюдении “кажущейся неустойчивости“ верхнего камня, ещё и установка его с наклоном:

·  “сейд ставился на одной опоре под углом до 30 градусов;

·  опоры наклоняли сейд, установленный на склоне. В некоторых случаях создаётся впечатление, что опоры буквально “подталкивают” сейд к обрыву;

·  сейд ставился фактически на обрыве, под углом до 45 градусов, упираясь опорами в скалу”.

Или ещё, это уже моё наблюдение, даже если сейд устанавливался на горизонтальной подложке, то его нижняя, либо верхняя часть, либо – обе вместе, условно принимаемые за плоскости, были обязательно отклонены от горизонта.

Другими словами, наши строители, используя специальный энергоизмерительный инструмент, всегда отклоняли поток излучения камня, как луч прожектора, в сторону от нормали к земле. С тем, чтобы этот луч “освещал” пространство или возможный воздушный объект не над сейдом, а встречал его заранее, на подступах к мегалиту, на некоторой наклонной дальности.

 

Теперь же, чтобы вплотную приблизиться к определению функционального предназначения сейдов, перечислим всю совокупность выявленных признаков-требований, как:

·  сейды устанавливались в местах выхода подземных потоков энергии продольно-волнового излучения. Эти потоки имели природное происхождение;

·  камень, как материал сейда, имея кристаллическую (тетраэдральную) структуру, способствовал концентрации (аккумулированию) первичного излучения и формированию из него направленного вверх лучевого потока энергии;

·  водные подземные потоки, над руслами которых устанавливались сейды, обеспечивали усиление первичных энергетических потоков;

·  установка камней сейдов на острие граней, либо на точечных опорах, в неустойчивом положении – призвана была превратить сейд в некий каменный колокол, способный резонировать на СВЧ кристаллической решётки с возможно меньшим затуханием;

·  левитация – крайне нежелательный режим для сейда, ведущий к его разрушению. Потому, через религиозные установки, местному населению предписывалось сохранять здесь голосовое молчание;

·  сейд устанавливался так, чтобы его лучевой энергетический поток всегда был наклонён, а не был направлен по вертикали вверх.

 

А теперь можно попытаться ответить и на давний вопрос - являлся ли наш сейд излучателем или нет? И, если ранее я положительно отвечал на него с крайней осторожностью, то сейчас, после выявления и объяснения большинства особенностей, можно заключить - это предположение переросло в твёрдую уверенность.

А далее, всю информацию о сейде можно сжать, сведя её всего лишь к 2-м позициям: сейд – это каменный продольно-волновой излучатель энергии, луч которого отклонён от вертикали.

                 

Функциональное назначение

Вернёмся к нашему источнику информации, где В.Мизин, как истинный исследователь, откровенно и мужественно признаётся:

По современным представлениям тема феноменов сейдов ещё не исследована и ждёт того, кто сможет разгадать загадки психических и природных причуд “арктических мегалитов”.

Но, совсем оставить свой труд без каких-то выводов было невозможно, и если предположить, что сейды - это “…технические устройства для использования энергий Земли, можно попытаться восстановить для каких целей они применялись. И он замечает: “Очевидно, что не для вяления рыбы и сушки дров, бытовое значение  исключено, остаётся магическое”.

Истина – многогранна. И этот вывод о магическом предназначении, конечно же, нельзя оставить без внимания: местному населению был внушено, что каждый сейд – это обиталище духа. Духа, иной раз – злобного, могущего и покарать или наслать множественные неприятности, в первую очередь – голод. Но, духа – и доброго, если относиться к нему с должным почтением и соблюдать установленные правила, прежде всего, - тишину.

Другой исследователь мегалитов Севера – В.Трошин – расширяет традиционное толкование термина “сейд”, уходя от простейшего его понимания как каменной бабы, некоего скульптурного изображения. Он, считая, что более корректно, с научной точки зрения, говорить о Камне Сейда, то есть о мегалите, использующемся для некоей магической практики, при этом пишет:

Исходя из гипотезы, что цивилизация народов Арктиды не была традиционной техногенной цивилизацией, городского типа, культурой с высокоразвитой, в нашем понимании, системой научных знаний, но ей нельзя отказать в эффективности технологий управления окружающей средой и общественными отношениями.

Одной из таких технологий была практическая Магия, и в частности, Практика Сейда, как часть мегалитической культуры Арктиды”.

Итак, не знаю как мы, а древние народы наверняка верили в чудодейственные силы Сейдов, к которым они обращались через собственных представителей магии – нойд и шаманов. И эти чувства, что просимое – сбудется, что все беды обойдут их стороной, вселяли в души лопарей-саами твёрдую уверенность, что сейды как раз и предназначены для охранения их бытия от всех невзгод и несчастий. И, с точки зрения аборигенов, это мнение было непреложной сутью назначения сейдов, и от него нельзя было ни отмахнуться, ни сбросить со счетов.

Но, мы с вами живём совсем в другом мире, у нас совсем другая “опорная” позиция, значит, и изображение истины на гранях нашего времени - тоже будет совсем иным.

Думается только, что мои предшественники отталкивались в исследованиях несколько не от тех, от побочных позиций: они искали, в первую очередь, тот проживавший здесь народ, который в силу своей численности и общественных структур мог бы возвести эти мегалиты. И ещё, будучи неисправимым прагматиком, считаю, что для подобного обширного и трудоёмкого строительства у этой наверняка малочисленной общности людей, ещё и вооружённой для решения задачи экзотически-передовой технологией, должна быть очень и очень веская причина. И не просто причина, а прямо-таки жизненная необходимость, не исполнив которую, открываешь для себя прямой путь в небытиё.

И такая причина, считаю, - была. Но, не у местных лопарей, а у … “богов” Шумера. А здесь же, на Коле, нужно было искать не народ, а … объект! То есть – не кого, а что! И этим “что” была Ловозёрская энергетическая станция! Двухкомпонентная станция, имеющая в своём составе силовые горные подковы Хибин и Ловозёрья!

Разрабатывая тему мегалитов, тесно сопутствующую полным драматизма отношениям 2-х иноцивилизаций – Шумера и МезоАмерики, у меня, впоследствии, так и остался невыясненным один вопрос: почему не было осуществлено военное прикрытие такого важного объекта шумеров, как Ловозёрская станция?

Например, почти вся граница ЕвроАзиатского материка, как основной части шумерской империи, была прикрыта многочисленными мегалитическими сооружениями полосы обеспечения. Полосы, которая по функциональному предназначению препятствовала проникновению вглубь своей территории вражеских летательных аппаратов. И особенно мощными были оборонительные рубежи на подступах к жизненно важному району шумеров – космодрому на Синае. Это – прибрежные районы Чёрного и Средиземного морей, а также наиболее вероятное направление выдвижения воздушных сил противника – через Французский Карнак.

Но, все эти многочисленные сооружения становились бессмысленными и неопасными для врага, если бы вдруг была выведена из строя система их энергетического снабжения – Ловозёрская станция. А та, мало того, что находилась на серьёзном удалении от ядра обороны, так ещё и не имела каких-либо видимых средств собственной защиты. В сравнении: даже Узел дальней космической связи – Египетские пирамиды – имел собственные средства обороны, а вот Ловозёрская станция – нет. А ведь от Египта до Синая – рукой подать, а собственные силы – были!

Но, оказывается, не “боги” Шумера “проглядели” такой важный вопрос, это мы оказались не на высоте, не заметив такие явные оборонительные сооружения, как сейды! И это ведь – не единичные мегалиты, это - целые поля таких сооружений, возведённых на обширной местности, окружающей станцию. Но, тогда получается, что в совокупной численности и общей конфигурации эти сооружения опять-таки представляли некую полосу обеспечения, закрывающую доступ в определённый район. Но, в этом случае и мы, если должным образом исследуем тему, обязаны с’акцентировать своё внимание на этом районе, дав ему соответствующую характеристику: это – закрытый, запретный район!

 

Примечание: на карте-схеме показаны красными точками - поля сейдов (графическая информация В.Мизина), зелёный квадрат - область нахождения Ловозёрской станции.

 

Ещё со времён далёкой древности “боги” вводили в некоторых местностях планеты режимы ограничения доступа.  Одним из таких, самых первых – явился район Райского Сада. Подобных Садов, как повествует книга “Урантия”, было на Земле два: первый – на территории небольшого (Эдемского) полуострова – на востоке Средиземноморского побережья, второй, известный и по другому письменному источнику - Библии – был создан позднее, в Междуречье, на севере Месопотамии.

Местоположение их выбиралось таким, чтобы сама природа служила защитой от нежелательных посетителей. Так, для первого Сада береговая линия полуострова поднималась высоко над уровнем моря, а перемычка, соединявшая его с материком, в самом узком месте составляла всего двадцать семь миль. И здесь, в первую очередь, была возведена кирпичная стена, перекрывавшая перешеек полуострова, а параллельно ей - вторая. И в пространстве между этими стенами был устроен зоосад, где обитали всевозможные дикие звери, и что служило в качестве дополнительной защиты от возможных посягательств.

Другую запретную область ”богов” мы обнаруживаем вблизи Кедровых гор Ливана, где находилось “место приземления” ракет, и о которой мы узнаём из знаменитого шумерского эпоса “Сказание о Гильгамеше”. Люди знали, где находилось это место, но попасть туда было практически невозможно - вход в запретную зону охранял страж, созданный “богами”: “...ураган его голос, уста его - пламя, смерть - дыханье!” Никто не мог приблизиться к этому рукотворному чудовищу, обладавшему великолепным слухом. Там же, в лесу, находились и “деревья, которые убивают”, а когда герой попытался открыть найденные ворота, неизвестная сила отбросила его назад и надолго парализовала.

Но, оборонительные сооружения Ловозёрского района не были направлены, как в предыдущих примерах, непосредственно против человека или других биологических сущностей. Нет, средства защиты должны были противодействовать только лишь летательным аппаратам. И эту “специализацию”, конечно же, можно объяснить как значительной удалённостью защищаемого района от центров цивилизаций, так и отсутствием ведущих сюда наземных и водных коммуникаций.

Сейд, как оружие, необходимо отнести к категории ловушек, причём - срабатывающих автоматически, при воздействии на них избранной жертвы.

Установка ловушек – вообще наиболее распространённый способ обустройства оборонительных полос обеспечения всех времён и народов. И их виды, и назначение зависели, в первую очередь, от того, - против кого они были направлены. Если это была живая сила врага, то это могли быть замаскированные ямы, утыканные на дне заострёнными кольями, стрела из насторожённого лука либо просто – падающее дерево, а в сегодняшнее время – излюбленнейшее средство - мины.

Но, во времена наших “богов” самыми распространёнными средствами обороны были – мегалитические сооружения.

Например, пара “дольмен – менгир” – являлась простейшей мегалитической ловушкой и представляла как бы один из мини-кирпичиков, из которых уже создавались мощные полосы обеспечения (см. статью “Мегалитическое противостояние”, ч.9). Такая ловушка устанавливалась на наиболее вероятном маршруте пролёта воздушных кораблей противника, где каждый элемент её пары тоже стоял на линии этого маршрута: дольмен – в начале, менгир – на продолжении. Тип используемого дольмена – с открытым порталом, направленным точно на менгир.

Теперь, при накрытии дольмена потоком энергии, излучаемым ЛА, этот поток усиливался дольменом и перенаправлялся по горизонту на выбранный менгир. Менгир тут же возбуждался и выдавал по вертикали плазмоидный импульс энергии, которым и должен быть поражён корабль противника. Следует отметить, что выбор расстояния между дольменом и менгиром строился на принятии определённой скорости полёта вражеского ЛА. Тогда поражающее действие менгира было точно направлено в цель, а не в пустую зону, которую этот ЛА уже покинул или – ещё не долетел до неё. И ещё. Необходимо заметить, что работа такой ловушки основана на пассивном (беззатратном) способе расходования своей энергии: здесь враг поражал сам себя, за счёт энергии движителя собственного корабля. Как нюанс – ловушка срабатывала автоматически.

 Рассматривая принцип работы сейда как оружия, не обойтись без упоминания такого волнового явления, как интерференция: когда 2 источника излучают энергию на одной частоте, но с различающимися либо совпадающими фазами волновых сигналов.

Это волновое явление применяется и при полёте НЛО, при работе его движителя в режиме “сёрфинг”. Сам же режим используется лишь при полётах в атмосфере (точнее – в зоне действия притяжения) планеты и характерен своими траекториями, пролегающими вдоль магнитных меридианов, либо параллелей, с возможностью мгновенного изменения (до 90 град.) направления полёта. Когда разность фаз излучений – корабля и магнитного поля Земли равна 0, аппарат – зависает над конкретной точкой местности. При фазовом рассогласовании (положительном либо отрицательном) происходит смещение корабля над планетой в ту или противоположную сторону, причём скорость полёта находится в прямой зависимости от величины угла этого рассогласования.

Это же явление интерференции находило и широкое применение в фазированных антенных решётках (ФАР) комплексов и систем ПВО “богов”. Здесь в качестве источников сигналов использовались две пирамиды, а их излучение подавалось на матрицу из каменных менгиров. При попадании 2-х таких сигналов излучения на элементы корпуса или движителя корабля, эти элементы как бы старались “перемещаться” с высокой скоростью относительно других частей летательного аппарата, разрушая его. И эффект от применения такого оружия можно представить в виде действия движущейся в воздушном пространстве энергетической бороны, лучевые зубья-иглы которой разрывают элементы несущей системы корабля противника в клочья.

Но, сейд – это лишь один источник энергии. А где же второй? Тот самый, который необходим для проявления интерференционных свойств? Тот самый, который, в совокупности с первым, и являет собой оружие?

И что оригинально, а меня, как исследователя, использующего в своём продвижении методологию непрерывного мышления, это решение просто восхищает – этот самый 2-й источник энергии враг нёс на себе! Ведь этим 2-м источником излучения являлся сам воздушный корабль противника!

Но, чтобы “сработало” явление интерференции, необходимо было ещё и соблюдение крайне важного условия: частоты излучений 2-х источников энергии должны быть равны! И как же шумеры добивались его выполнения? А очень просто: они знали, что их недруги производили возбуждение-запуск своих кораблей, используя каменные структуры – битавринги, эти так называемые “стадионы для игры в мяч”. И в дальнейшем получалось, что рабочая частота движителя корабля и частота возбуждения кристаллической решётки камня – имели одно и то же значение. А тот факт, что за время подлёта к цели выявлялась разбалансировка фаз между сигналами сейда и корабля, так это только на руку! Этот фактор – и есть поражающий!

Другим важным условием, как уже отмечалось, являлся обязательный наклон энергетического луча сейда. Только уточним: во внешнюю сторону защищаемой зоны, в сторону вероятного появления врага! Почему так? Отвечаю: всё связано с точкой встречи 2-х энерголучей, с местом вероятного нахождения этой важной точки пересечения.

Например, если луч мегалита будет отклонён в сторону приближающегося ЛА противника, то точка встречи будет в воздухе, на поверхности вражеского корабля. И эта точка расширится до какой-то области разрушения аппарата противника. Но, если подлёт того же ЛА происходит с тылового направления сейда, то встреча 2-х лучей – вертикального и наклонного - состоится уже на поверхности камня. И что же будет? Тогда будет разрушен сейд! Т.е. и средство обороны будет уничтожено, и линия обороны, если она выполнена в один эшелон, - будет прорвана.

И, понятно, что обороняющаяся сторона, много раньше возможных сроков нападения, принимала все возможные меры по предотвращению подобных случаев: варьировала углы и направления наклонов лучей в полях сейдов, добиваясь за счёт эшелонирования высоких показателей непроходимости мегалитической системы обороны. В силу изложенных причин нельзя было выставлять лучи сейдов и вертикально.

Подобные меры усложняли и процесс строительства рассматриваемых полос обеспечения, можно было и самому попасть под убийственные лучи камней, но свои проблемы – не в счёт! Главное, чтобы враг не прошёл!

И ещё необходимо отметить одну важную особенность сейдов, как средств защиты: они всё время находились в боевом состоянии (не будем здесь учитывать сезонные особенности). И потому даже свои ЛА не могли летать над ними в это время. А вот большинство оборонительных сооружений, установленных на других границах империи шумеров, приводились в боевое состояние только после включения энергетических источников, и в первую очередь – Ловозёрской станции! 

По вопросам строительства сейдов - ничего нового здесь не сообщу. Все сведения по этой тематике уже многократно изложены в моих предыдущих статьях. Лишь коротко: для перемещения каменных тяжестей использовались индЛА – ягалёты, где для своего обесвешения камни вводились в левитационное состояние.

Теперь, кто являлся строителями сейдов? Может, они из числа стражей земли или неба, число 600 которых установил шумерский бог Мардук?

“Триста на небе он выставил стражей.

Земле такую же долю назначил.

Шестьсот поселил их на земле и небе” (Энума элиш…,42 - 44).

Правда, в апокрифической “Книге Еноха” указывается несколько иное число стражей неба: не 300, а “…было же их всего двести”. Но, может, это была численность того же подразделения, но в иное время?

И один из завершающих вопросов – когда были построены сейды?

Я – не великий специалист истории-археологии, но хотел бы предложить и свой вариант определения этой даты – по косвенным данным. Известно, что при любом противостоянии количество и качество вооружений всегда поддерживается конфликтующими сторонами на равноценном уровне. Такой же паритет автоматически выдерживается и в отношении оборонительных систем и сооружений: их мощи и степени готовности к отражению агрессии врага. Так вот, серьёзными исследованиями установлены даты возведения мезоамериканских пирамид, этих оборонительных сооружений шумерских врагов. В своей совокупной множественности – это ~ 2000 год до н.э. Тогда, распространяя изложенный принцип и на оборонительные сооружения другой стороны – шумеров, можно указать на это время и как на дату возведения сейдов.

Если так, то эти мегалиты уже стоят на страже примерно 4000 лет. И, конечно же, время пощадило не всю первоначально выставленную численность каменных “воинов”. Встречаются в некотором множестве – и разрушенные конструкции. Одни – расколоты: возможно, разлом пошёл по линии внутреннего напряжения, возникшего в результате точечной нагрузки на малую часть площади камня. Нельзя исключить какое-то число разрушений как следствие акустического воздействия. Потом – в камне, поставленным на точечную опору, легко могут появиться и трещины, как следствие сезонных климатических изменений.

С сейдами связаны и другие явления: изредка на них можно увидеть следы либо как от мощных ударов,  либо – от вращения камня. Здесь нельзя исключить воздействие молнии  или, как вариант, - небольшого метеорита. Но, и молния, и твёрдое вещество метеорита, в общем случае, при движении в среде атмосферы превращаются в плазму. А энергетический луч нашего сейда – имеет структуру вихревой трубки, вихревого жгута. И этот жгут, являясь ещё и эфирным жгутом, обладает высокой способностью к захвату движущейся материи. Потому захваченная плазма, интенсивно вращаясь в трубке луча, вполне способна произвести отмеченные разрушения сейдов.

Сегодня нельзя надеяться, что все сейды – до сих пор работоспособны, боеготовы. Нет, если изменилась конфигурация местного подземного энергетического потока, или за эти 4000 лет нарушился режим или конфигурация подземных ручьёв – сейд, конечно же, превратится лишь в обычный, хотя по виду и экзотический камень.

Действующую (боевую) энергетику можно обнаружить лишь по наличию энерголуча над сейдом. Но, так как до этого луча не дотянуться биорамкой – нужна специальная аппаратура. Аппаратура, дистанционно регистрирующая наличие в пространстве вихревого жгута, излучение так называемой “тонкой” энергии.

Необходимо напомнить, что такое излучение - ещё недостаточно исследовано, но на человеческий организм действует, как и излучение других мегалитов, - отрицательно.

 

*********

Итак, наши сейды – ничто иное, как мегалитические оборонительные сооружения “богов” Шумера, возведённые (~2000 год до н.э.) для предотвращения вторжения с воздуха на территорию запретного района Ловозёрских тундр. Территорию, где у “богов” находилась станция энергоснабжения мегалитической системы ПВО всего ЕвроАзиатского материка.

Конечно же, сейды не могли быть петроглифами, этими “маркерами собственности” – версия выдвигалась исключительно как одна из многих.

И ещё. Нельзя рассчитывать на проявление массового интереса к изложенной теме: обывателю - подавай чудеса, я же их - развенчиваю. Но, если моя позиция затронет хотя бы какую-то струну в душе 2-3-х исследователей, я посчитаю, что моя задача здесь – выполнена.

Ваш Александр Махов

 

 

Оглавл...

Хостинг от uCoz