Римские театры богов

 

Александр Махов,

г. Москва, май 2016 г.

дополн. - сентябрь 2016 г.

 

К теме о римских театрах меня подвигла ситуация в Пальмире.

Мало того, что рядом с этой сирийской деревней располагались развалины величественных сооружений, изувеченные временем и прошлыми драматическими событиями, в процесс их разрушения сегодня вовлечены другие силы – людские, не испытывающие ни малейшего сострадания к памятникам человеческой культуры. Да, что там - разговор о культуре – здесь нет никакого представления и о ценности самóй человеческой жизни.

С 2011 г. в Сирии началась гражданская война, в которой несколько сторон: правительственные войска и их союзники, повстанческие группировки, радикальные исламисты. Для последних в мире принята аббревиатура ДАИШ. Это террористическая организация, претендующая на роль государства, и которая ставит задачей создание нового халифата, единого мусульманского государства, живущего по законам шариата.

Развитие человечества происходит в повторяющихся циклах и, как сказал Екклесиаст, сын Давидов, царь в Иерусалиме: “Что было, то и будет; и что делалось, то и будет делаться, и нет ничего нового под солнцем”. Так что, всё уже было, в том числе - и халифат, теократическое исламское государство, возникшее в результате мусульманских завоеваний.

 

Известно, что предыдущий халифат имел несколько периодов жизни. К примеру, первичным его ядром стала созданная арабским проповедником единобожия и пророком ислама Мухаммедом в начале VII в. в Хиджазе (Западная Аравия) мусульманская община — умма. Первоначально эта община была небольшой и представляла собой протогосударственное образование суперрелигиозного характера по аналогии с Моисеевым государством или Первыми христовыми общинами. После смерти пророка Мухаммеда в 632 г. был создан Праведный халифат (632—661 гг.), за ним – Омейядский халифат (661—750 гг.), далее - Аббасидский халифат (750—1258 гг.) и т.д., вплоть до времени образования королевства Саудовская Аравия (с 1932 г.).

В результате мусульманских завоеваний было создано огромное государство, пределы территории которого лучше всего можно представить, глядя на карту:

 

Территория Халифата в 750 году

 

Но халифат не смог удержать завоёванные земли: его правители были вынуждены подчиниться преобладающей силе монгольских войск Чингисхана. И, начиная с 1258 г., огромный халифат стал терять свои территории, превращаясь в ряд разрозненных областей.

 

И вот сегодня, с подачи новоявленных турецких султанов, саудовских и катарских правителей, вновь получила импульс к реализации идея возрождения былого могущества халифата. Где на острие атаки – новая вооружённая сила – боевики ДАИШ. Но, сегодня эта новая война происходит на землях, которые дороги человечеству – на них оно зародилось, здесь его колыбель. И когда в мае 2015 г. боевики захватили Пальмиру, весь мир охватила тревога за судьбу её исторических сокровищ, поскольку радикальные исламисты уже не раз уничтожали древние памятники на захваченных территориях, от Афганистана до Сомали. Ведь, как утверждают сами радикалы, исторические памятники языческих времён принадлежат “периоду невежества” и “не должны существовать по шариату”. В опасности оказалась вся древняя Пальмира, которую ещё называют одной из археологических жемчужин Ближнего Востока, сохранившей архитектурные шедевры прошедших времён, среди которых более 2 тысяч сооружений, построенных в доисламскую эпоху.

 

 

В исламе существует очень жёсткий запрет на изображение живых существ, а идолопоклонство, поклонение чему бы то ни было и кому бы то ни было, кроме Аллаха – тяжкий грех. И вот уже пришли, как траурные известия, сообщения о гибели статуи “Лев Аллат” и храма Баал-Шамин.

 

Вскоре за ними появились данные о разрушении ещё 2-х древних памятников Пальмиры – храма Бэла и знаменитой Триумфальной арки, считавшейся визитной карточкой не только Пальмиры, но и всей Сирии. Причём, в своих видеообращениях к миру боевики заявляют, что уничтожая статуи, скульптуры и развалины, они следуют заветам пророка Мухаммеда.

В марте 2016 г. боевиков удалось выдворить из Пальмиры, но все её объекты оказались заминированными…

 

Пальмира, согласно Библии, была основана царем Соломоном в оазисе посреди пустыни между Дамаском и рекой Евфрат. Пальмира — древний город в Центральной Сирии, вблизи от современного населённого пункта Тадмор, являвшегося когда-то крупной стоянкой караванов, пересекавших Сирийскую пустыню, за что он и получил прозвище “невеста пустыни”.

Впервые Тадмор упоминается в XIX в. до н.э. в царском архиве Мари — города-государства на берегу реки Евфрат в Северной Сирии в III-II в. до н.э. В Ветхом Завете город упоминается под названием Фадмор (3 Цар. 9, 18; 2 Пар 8,4) — как самый восточный город еврейского царя Соломона (правил в 965-928 гг. до н.э.): “И построил он Фадмор в пустыне…

Считается, что Пальмира начиналась с подземного источника под названием Эфки, вода которого была тёплой и отдавала серой. Постепенно здесь образовался своего рода перевалочный пункт, у которого останавливались путешественники, купцы, странники, которые у источника отдыхали, поили своих вьючных животных.

 

Под воздействием ветров времени останки великолепных сооружений античности были погребены во время частых бурь под песками, а те здания, что остались на поверхности, послужили строительным материалом для хижин местных жителей. Многое из того, что представляло интерес с точки зрения искусства, было разграблено и переправлено в крупные города, а оттуда - в музеи мировых столиц. Когда в XII в. испанский раввин Вениамин дошёл до Пальмиры, он увидел лишь арабскую деревушку, расположившуюся на огромном дворе храма Бэла.

Второе открытие Пальмиры произошло в начале XVII в., когда на античные руины наткнулся итальянский путешественник Пьетро делла Балле. Но, археологические раскопки начались лишь в конце XIX в. и, с перерывами на войны, продолжаются по сей день.

 

Развалины тянутся с юго-востока на северо-запад непрерывным рядом на протяжении ~ 3 км, у подножия нескольких холмов, и состоят из остатков сооружений, относящихся к разным эпохам. На восточной оконечности пространства, занимаемого развалинами, высится храм длиной в 55,3 м, шириной в 29 м, с 8-ю колоннами в каждом коротком фасе и с 16-ю колоннами - в длинном. Этот самый значимый храмовый комплекс был возведен в честь бога Бэла (вероятно, одного из образов Ваала), которому, как считается, жители Пальмиры поклонялись как богу неба. Комплекс включал в себя двор, окружённый стеной с колоннадами, ритуальные бассейны, алтарь и непосредственно храм, гармонично сочетавший строгость римской архитектуры с восточной пышностью и размахом.

Напротив северо-западного угла храма находились входные ворота, похожие на триумфальную арку Константина в Риме. От них через весь город, на протяжении 1135 м, тянулась дорога шириной 11 м, обставленная 4-мя рядами колонн, на архитраве которых помещались другие, меньшие колонны. Эти 4 колоннады, состоящие из 1500 колонн высотой по 17 м и по 375 - в каждом ряду, разделяли дорогу на 3 части. Эта коринфская колоннада вместе с трехпролётной триумфальной аркой соединяла 2 центра: культовый (с храмом Бэла) на востоке и торговый (с рыночной площадью) на западе – тоже окружённой колоннами. Южнее колоннады располагались агора (площадь собраний) и здание сената. Особое место занимает так называемый “лагерь Диоклетиана”, обнесённый высокими стенами.

В центре Пальмиры стояли римский театр и роскошные термы. В некрополе Пальмиры сохранились нигде более не встречающиеся на Ближнем Востоке башенные гробницы высотой до 20 м, представлявшие собой семейные усыпальницы с массивным цоколем, декоративно оформленным порталом и небольшим балконом. Здесь же находятся подземные скальные склепы — гипогеи. Гробницы и гипогеи богато украшены росписями и скульптурами.

Недавно археологи выяснили, как этот город поддерживал существование посреди безжизненной пустыни. Была обнаружена сеть каналов и искусственных водоёмов, куда собиралась дождевая вода во время редких сезонных гроз, дававших всего 120-150 мм осадков в год. Хотя нужно отметить ещё один водный источник, в упор не замечаемый исследователями, – речку Wadi al-Suraysir, протекавшую через древнюю Пальмиру, и от которой сегодня остался только след – высохшее русло.

 

До прихода римлян Пальмира была самоуправляющимся городом. Город покорился Риму лишь при императоре Тиберии (42 г. до н.э. — 37 г. н.э.). А когда в 129 г. в Пальмире побывал император Адриан (76-138 гг.), он объявил её свободным городом. Позднее император Каракалла (188-217 гг.) сделал Пальмиру колонией Рима, но при этом освободил от налогов: доход от торговли Рима через Пальмиру с Месопотамией, Скифией, Средней Азией и Южной Аравией с лихвой перекрывал возможные налоговые поступления. Считается, что именно в это время в Пальмире были завершены великолепные постройки: дворцы, дороги, колоннады.

В 634 г. Пальмиру разрушили почти до основания арабы, а последовавшее затем землетрясение лишь завершило картину окончательной гибели города.

 

 

Итак, если посмотреть непредвзятым взглядом на древнюю Пальмиру, видим, что это было совсем небольшое поселение, лежащее на пересечении караванных троп. Даже сегодня – это деревня, а тогда?...

Но, тем не менее, эта тогдашняя деревня имела на своих окраинах громаду выдающихся строений, назначение которых непонятно и сегодня. Строений, авторство возведения которых приписывают римлянам, но так ли это? Известно, что деятельность человека всегда рациональна, и он никогда не будет строить то, что ему не понадобится в жизни. Ведь когда легион римской армии строит на периферии империи военные укрепления, это понятно – сооружение предназначено для защиты от врага. Но, когда перед взором простираются бесконечные колоннады на полях непонятной конфигурации – где здесь рациональное зерно? Либо в Пальмире имеется т.н. римский театр, способный вместить до 7 тысяч зрителей, возникает новый вопрос – где взять столько посетителей? А если принять во внимание, что, как любой театр, этот должен функционировать постоянно, не перебиваясь одной заезжей труппой в год, то можно продолжить мысль – а нужен ли вообще здесь театр? Но, сооружение построено, сооружение – стоит, но его роль в качестве театра – бессмысленна, тогда главный вопрос: а театр ли это? И ещё, основное – а римляне ли возвели все эти античные сооружения Пальмиры?

И вот здесь память услужливо уводит к мыслям З.Ситчина, который в своей книге ”Лестница в небеса” как раз и описывает эти места планеты. Утверждая, что здесь находился первый (до потопа) космодром нефилимов-аннунаков. Что именно сюда прибывали их космические корабли, и что именно отсюда они взлетали в космос. И вот здесь и появились первые сомнения о той функциональной роли Пальмиры, которую так активно навязывает современная классическая наука: а не была ли Пальмира неким элементом во взлётно-посадочной системе космодрома?

 

И никуда не деться от этой мысли – её было нужно проверить. Но, вначале ознакомимся с выборкой из книги З.Ситчина.

Для библейских пророков «шети» — осевая траектория полёта, проходящая через Иерусалим, — была «божественной линией», указывающей направление, откуда придёт Господь, спустившись с горы Синай.

Однако, для египтян «шегата» — это «место тайного имени». Оно находилось в «священной пустыне» — именно так переводится название библейской пустыни Кадеш. К ней были протянуты «шнуры» Сфинкса, и именно там Хорем-хеб видел, как возносится на небо Царь Богов. Слова на стеле фараона практически совпадают со строками из «Эпоса о Гильгамеше», рассказывающими о горе Машу, где взлетали и садились «шемы».

Это было запретное место — место вознесения. Для тех, кому было позволено попасть сюда, проводником служил Сфинкс — его взгляд был направлен на восток, вдоль тридцатой параллели.

По нашему мнению, в точке, где осевая линия посадочного коридора, проходящая через Иерусалим, пересекается с тридцатой параллелью, и располагались Врата Неба и Земли — космопорт богов.

Эта точка находится в пределах центральной равнины Синайского полуострова. Равнина имеет овальную форму и окружена горами, что в точности соответствует описанию подземного царства Дуат в Книге Мертвых. Это обширное плато в окружении гор, прорезанных семью проходами — как описано в Книге Еноха. Твёрдая поверхность равнины представляла собой уже готовую посадочную полосу для космических челноков аннунаков.

Ниппур находился в центре концентрических окружностей, определявших равное расстояние до космопорта в Сиппаре и других важных объектов и городов. Каково же было наше удивление, когда мы обнаружили, что эта же закономерность справедлива и для Иерусалима (рис. 168).

Пальмира (PM)– лежит на посадочном курсе космодрома, GT – точка нахождения Гёбекли-Тепе

 

Космопорт (SP) и посадочная площадка в Баальбеке (ВК) лежат на внутренней окружности, образуя части комплекса, расположенные на одинаковом расстоянии от Иерусалима (JM).

Геодезический ориентир Умм-Шумар (US) и маяк Гелиополя (HL) лежат на внешней окружности, тоже на одинаковом расстоянии от Иерусалима.

При взгляде на карту перед нами разворачивается построенная аннунаками искусная навигационная система, которая поражает своей точностью, простотой и мастерским сочетанием простой геометрии с природными ориентирами.

Линия, соединяющая Баальбек и гору Св. Екатерины(KT), и линия Иерусалим — Гелиополь пересекаются под углом 45°; осевая линия посадочного коридора делит этот угол точно пополам, на два угла по 22,5°, а сам посадочный коридор имеет угол 11,25° (ещё в два раза меньше).

Космопорт, расположенный на пересечении осевой линии посадочного коридора и тридцатой параллели, находится на одинаковом расстоянии от Гелиополя и Умм-Шумар”.

 

Итак, по Ситчину, космодром богов находился на Синае, в точке SP на карте. И сюда садились большие корабли аннунаков. Но в Баальбеке была ещё одна посадочная площадка, которая принимала уже более мелкие летательные аппараты богов – их летающие платформы. На основной космодром заход кораблей на посадку осуществлялся по линии SP – AR (курс 40 град.), в направлении заснеженного пика горы Арарат (AR), а на Баальбекскую площадку – по другому курсу – KT – BK (20 град.). И оба посадочных направления пересекались в точке JM – над центром управления полётами в Иерусалиме.

 

А теперь давайте нанесём на эту карту-схему точку местоположения Пальмиры. И что видим? – поселение точно лежит на линии посадочной траектории! И это – уже серьёзная заявка к дальнейшим исследованиям. Когда космодром (SP), центр управления полётами в Иерусалиме (JM), Пальмира (PM) и гора Арарат (AR) – все эти 4 точки лежат на одной прямой. Где за посадочной площадкой, на которую заходят корабли, есть 3 ориентира: два радиомаяка (JM и PM) и один визуально наблюдаемый объект (AR). Понятно, что использовать Арарат в качестве визуального ориентира можно только днём и лишь в простых метеоусловиях. Но, жизнь запросто может потребовать производство такой посадки ночью или в сложных метеоусловиях – и что делать? Вот на этот случай и предусмотрено включение в состав посадочной системы космопорта 2-х радиомаяков, установленных на осевой линии пути, за посадочной площадкой.

Кстати, по подобной конфигурации построена посадочная система любого сегодняшнего аэропорта: она обязательно имеет в своём составе 2 радиомаяка – дальний и ближний. А здесь – нам бы не худо ответить: а в каком сооружении Пальмиры был установлен маяк?

 

К великому сожалению, древняя Пальмира настолько разрушена, что сегодня практически невозможно найти место, где стояла излучающая аппаратура. Когда такие потенциальные места, как храмы Бэла, Баал-Шамин, Аллат или Набу – полностью разрушены. Когда мы, следуя лишь логическим умозаключениям, можем утверждать: Пальмира с её нестандартными сооружениями не случайно оказалась на линии посадочной траектории, а потому - должна была выполнять определённую функцию в системе посадки космических челноков. Когда главенствующе возможным её назначением могло являться лишь одно: быть посадочным маяком!

 

 

А вот теперь обратимся к сооружению, имя которого лежит в заголовке статьи – к римскому театру. Сооружению, хорошо сохранившемуся во времени, в том числе – и благодаря проведённой реставрации.

Ранее уже отмечалась алогичность его как театрального сооружения в Пальмире. И это значит: нужно искать истинное функциональное предназначение этого объекта.

Театр Пальмиры, как и любой другой римский театр, имеет ряд обязательных конструкционных элементов, с которыми, чуть позднее, мы более детально и обязательно познакомимся. Но, уже сейчас выделим здесь самый характерный, самый обязательный элемент – эти т.н. каменные сиденья арены.

 

Каменные террасы в Ольянтайтамбо и “дороги инков”

 

Отметим для себя: каменные ступеньки, как мегалитическая форма, нам хорошо знакомы. Ведь стоит только обратиться к теме Мачу-Пикчу (см. одноимённую статью), там эта конструкция широко использовалась ”богами” в качестве приёмников продольно-волновой энергии. Тех приёмников, которые предназначались для подачи энергии вовнутрь горных массивов, в шахты золотодобычи (Писак, Ольянтайтамбо, Льяктапата, Уайньяй-Уайна, Мачу-Пикчу и пр.).

В другом случае эти каменные террасы-ступеньки, в качестве всё тех же приёмников энергии, обеспечивали работу подземной транспортной сети Южно-Американского материка, на этих т.н. ”дорогах инков”.

 

Индийский ступенчатый колодец Сурья Кунда и ориентация римского театра Пальмиры

 

Но, оказывается, те же каменные ступеньки могли выполнять ещё и функцию излучателей энергии (см. статью “Чанд Баори”). И в этом нет ничего необычного, ведь любая энергетическая машина обладает свойством обратимости: любой генератор может быть двигателем, а приёмник – излучателем. И те же каменные террасы индийских ступенчатых колодцев как раз и обладают смешанной функцией – они попеременно могут быть как приёмниками, так и излучателями энергии.

Если перенести эту способность на каменные ступени римского театра, тут же можно предположить: римский театр – это излучатель энергии. Где мы, по ориентации осевой линии и вилки подковы театральной арены, однозначно можем определить направление возможного излучения: оно соответствует магнитному азимуту 34 град.

Если предположить, что римский театр – это средство защиты космодрома от воздушного нападения противника, средство ПВО, доказательством чего мы займёмся далее, тогда Пальмира имела двоякую функцию. Она выполняла роль радиомаяка для своих летательных аппаратов, заходящих на космодром с посадочным курсом 40 град., и, одновременно, защищала эти ЛА и космопорт от воздушных средств нападения противника, подлетающих со встречного направления, с генеральным курсом ~214 град.

 

Но, римский театр Пальмиры – не уникальное сооружение на планете, таких объектов на Земле, по самым скромным подсчётам, учёные насчитали более 150 единиц. Так что нам, для свободного оперирования нюансами темы, не говоря уж о выявлении общностей или особенностей этих античных сооружений, поначалу нужно поближе познакомиться с их конструкцией – пока в классическом видении современных исследователей..

 

Конструкция античного театра. Исходя из сегодняшних научных оценок, 2 вида античного театра, римский и греческий, - имеют меж собой много общего. Где, конечно же, главным элементом является театрон (зрительская трибуна, cavea) – эта открытая площадка для размещения посетителей. Форма которого, опять же – по классике, представляет собой полукруг, хотя на практике встречаются театры как с большим, так и с меньшим угловым размером.

 

Собственно театрон – это каменные ступени, располагающиеся дугообразными рядами, разделяемые наклонными лестницами. По высоте, театрон может делиться на несколько ярусов. Считается, что театрон греческого театра возводился на небольшом холме, опираясь на его склон, где только внешние окончания ступенчатого полукруга опирались на поддерживающие стены. Римский театр, в отличие от греческого, располагался не на естественном склоне, а на специальных сводах, что позволяло римлянам не зависеть от условий рельефа местности. При этом здание, возвышающееся над землей, имело несколько этажей. Опять же, это условие не было обязательным.

Орхестра” - следующий элемент театральной конструкции, представляющий собой свободную горизонтальную полукруглую площадку в нижней части театрона.

Другой элемент театра – сцена (скена), представляет собой сложное составное устройство, находящееся за орхестрой. Самая ближняя к зрителю часть скены – проскений – это узкая трибуна, приподнятая над орхестрой. За проскением возвышалась вертикальная часть скены – её портал - многоэтажная вертикальная стена-постройка, имеющая, как правило, 3 двери. И, наконец, собственно скена – совокупность нескольких (как правило – 3-х) замкнутых пространств за порталом. Где обособленность или общность их объёмов обеспечивалась соответствующими перегородками с дверьми.

Ещё Витрувий, автор трактата “Десять книг об архитектуре” (I в. до н.э), утверждал, что существует 2 разновидности античного театра – греческий и римский. И что оба этих театра, прежде всего, имеют различную математическую основу. Где греческий театр, в своём построении, опирается на равносторонний четырёхугольник – квадрат, а римский – на равносторонний треугольник (см. схему ниже).

 

 

Если начертить окружность радиусом, равным радиусу орхестры, а затем разделить её на 12 равных частей – получим исходную картину для обоих театров. Теперь, соединяя точки разделения через три в четвёртую, получим квадрат ABCD (фиг. G); сторона AB отмечает переднюю сторону трибуны; линия MN, касательная к общей окружности ограничивает трибуну сзади. Две дуги, описанные из точек O и O' радиусом, равным диаметру орхестры, определяют длину трибуны; оси дверей определяются проектированием точек деления окружности на сторону, а лестницы, ведущие на орхестру, расходятся радиусами из тех же точек деления окружности – здесь получаем схему греческий театра.

Для получения схемы римского театра необходимо сгруппировать точки базовой окружности орхестры несколько по-иному – через четыре в пятую; получается равносторонний вписанный треугольник abc; диаметр o и o' – граница передней части трибуны; сторона ab – глубина сцены. Таким образом, трибуна получается гораздо глубже, чем в греческом театре.

Остальное убранство в греческом и римском театрах одинаково. И важно: ни один из известных театров не осуществляет этих теоретических планов со всей строгостью, они лишь свидетельствуют о методическом характере ума древних, в чём следует отдать им справедливость.

Нужно сказать и о других элементах, предполагаемыми различными авторами – это наличие в театре кровли, закрывавшей театр от дождя - в пространстве от портала сцены до верхней части театрона, и подвижного занавеса сцены. Ещё одним элементом античного театра можно считать фонтан, навевавший прохладу на зрителей; вода поступала по каналу, шедшему между сценой и зрительным залом. Но, есть и другое мнение: трубы водоводов, сделанные из красной глины для подачи и слива воды из оркестровой ямы, использовались для водных зрелищных развлечений.

Нужно сказать и об акустике древних театров – слышимость в них, даже в разрушенном состоянии, изумительная.

 

Теперь, получив некоторое представление о конструктивных элементах римских театров, в преддверии определения их предназначения, наступило время познакомиться с 50-ю конкретными сооружениями, ранее функционировавшими на Земле.

 

Далее…