Лабиринты – навигационная система Беломорья

 

Александр Махов,

г.Москва, февраль 2007г.

 

Более 150 лет учёный мир пытается разгадать тайну каменных лабиринтов, ответив на три основные вопроса: когда, кто и зачем их построил?

Я – не историк, и не археолог, и потому попытаюсь ответить только на последний, - близкий мне технический вопрос.

Каменные лабиринты Беломорья – это ничто иное, как локальная морская навигационная система, являющаяся частью Европейской (Северо-Балтийской) навигационной системы. А каждый её лабиринт – это отдельный маяк, имеющий характерные (уникальные) характеристики излучения.

Такие меры, как: расстановка маяков в привязке к конкретным точкам на местности, ориентирование их излучений в круге горизонта, - имели целью полностью перекрыть требуемую зону мореплавания, будь то прибрежная полоса – как север Европы, или шхеры и фьорды Балтики, либо  - водная акватория – как вся площадь Белого моря.

Уникальность характеристик каждого лабиринта обеспечивала мореплавателям чёткую идентификацию каждого маяка. А наличие у приёмников узкой диаграммы направленности фиксируемого излучения позволяло произвести не только фарватерную разметку безопасных путей плавания, но и осуществлять точный выход к местам установки этих маяков – богатым рыбно-промысловым районам.

И сегодня мы можем лишь наблюдать результаты реализации общего замысла строителей -  навигационную систему с удивительными характеристиками. Её работа и использование не зависели от погодных условий или времени суток. Для поддержания в рабочем состоянии ей не требовались ни обслуживающий персонал, ни источники энергии. Она могла работать почти вечно, если только природные катаклизмы или невежественные люди не разрушат конфигурацию лабиринтов.

 

Осознание сути назначения каменных лабиринтов Севера возникло не на пустом месте.

Во-первых, привлекло внимание наличие необычного излучения в лабиринтах. Видимые проявления: не работают приборы, отказывают электронные устройства – компьютеры, фото- и видеоаппаратура, но прекрасно реагирует рамка, противоположно меняя свою ориентацию на соседних спиралях лабиринта – эти явные симптомы продольно-волнового излучения.

В качестве справки: продольная волна не отражается от встречных объектов, а пронизывает их насквозь, практически без потерь энергии. Надо сказать, что эти волны затухают с увеличением расстояния значительно быстрее, чем поперечные, когда их излучает один генератор. Но можно подобрать два источника, создающих круговой луч, в котором не теряется энергия волны и который поэтому уходит в бесконечность. И эти два источника – не две ли спирали лабиринта?

Второй фактор, лабиринты – это каменные структуры.

Известно много памятников каменного творчества древних цивилизаций на Земле. Это и Баальбекская платформа в Ливане, и Саксауман, и Сильюстани – в Перу, и каменные статуи на о.Пасхи, и, конечно же, - Великие пирамиды в Гизе, а также другие многочисленные мегалитические сооружения. А теперь к перечню загадок добавились ещё и лабиринты.

Но, тысячелетние тайны понемногу приоткрываются. Сегодня, например, мы знаем, что пирамиды в Гизе являлись, прежде всего, оружием, этаким лучевым зонтиком, раскинутым высоко в космосе над обжитой территорией Египта и Шумера. Обладая, как аккумулятор, колоссальной сконцентрированной мощностью, энергия пирамид могла быть направлена в любую видимую сторону космоса или Земли. Пирамиды – это не только оружие или система обороны, но ещё и система защиты от бактериологического, химического и радиационного заражения. А одна из трёх египетских пирамид – Великая – имела и дополнительную функцию: станции дальней космической связи.

А Стоунхендж? Сегодня он представляется как стартовое устройство для полётов космических кораблей на Луну. Но, здесь нет возможности обосновывать только что приведенные утверждения, потому более подробно с этими вопросами можно ознакомиться в статье “Оружие богов, или как построить НЛО”.

Каменными пирамидами, но меньшими по размеру, обладала и другая, враждебная шумерской, цивилизация – мезоамериканская. Но и там каменные структуры использовались аналогично (статья “Космическая одиссея МезоАмерики”).

К третьему фактору необходимо отнести левитацию каменных структур. На основе знания этого явления древними были возведены все выдающиеся каменные сооружения. Но, уже эти знания - не утрачены, они используются и в наше время (см. статью “Конец тайны Кораллового замка?”).

Итак, как предварительное обобщение: древние цивилизации любили и умели работать с камнем. Тогда, почему бы их знания не могли распространиться и на лабиринты?

Очередной фактор – спиральная конфигурация лабиринтов. Известно, что спираль – это основа геометрии при создании вихревых движителей летательных аппаратов иноцивилизаций. Другой случай: плоские спиральные антенны (поперечной волны) имеют широкополосный частотный спектр и высокие характеристики направленности. Наконец, бифилярная катушка Н.Теслы почти полностью повторяет конфигурацию 2-х спиралей лабиринта. Но, она - одновременно и передатчик, и остронаправленная антенна продольных волн, где вход энергии лежит в плоскости спиралей, а её тонкий выходной луч направлен из центра катушки и по нормали к ней.

Следующее. Лабиринт имеют нарушенную круговую симметрию, когда его вход или “устье” приводит почти к центру спирального образования.

Но, эту несимметрию можно наблюдать и в конструкции модуля воздушной обороны богов МезоАмерики (см. смежный рисунок из кодекса Borgia, л.40). Здесь хорошо видно, что из стандартного вихревого  движителя вырезана 1/8 часть устройства, – тем самым решена задача перевода направления действия луча – из положения нормали к плоскости в саму плоскость. Левая верхняя часть изображения как раз и демонстрирует процесс “подсасывания” воинов противника к модулю, а правая – их поражение. И, как следствие: преобразование продольноволнового излучателя с круговой симметрией в несимметричную конфигурацию приводит к пространственному изменению диаграммы направленности его излучения.

И, наконец, любая форма – в том числе и спиральная, создаёт на себе перепад эфирного давления, который в совокупности с воздействием переменного магнитного поля Земли и образует соответствующее продольно-волновое излучение.

И, как окончательная посылка к действию, - вопрос: а не может ли каменный лабиринт являться и генератором этого излучения, и его антенной?

Ответ на него мог дать только практический опыт, когда нужно было разобраться с множеством загадок:

·         излучают ли лабиринты;

·         какова характеристика направленности их излучения (в вертикальной и горизонтальной плоскостях);

·         места расположения и направление действия лабиринтов с последующим нанесением этих данных на карту местности;

·         что может дать анализ получившейся системы;

·         почему наблюдаются групповые скопления лабиринтов;

·         не мешают ли они друг другу;

·         каковы возможные способы использования навигационной системы и направления её применения (навигационное, военное и др.);

·         как осуществляется включение-выключение навигационных маяков;

·         каким образом производится замена, удаление лабиринтов;

·         возможно ли строительство новых маяков на месте старых;

·         что могло быть использовано в качестве бортового приёмника излучения, какова его характеристика  и пр.

 

Но, самый первый шаг, который необходимо было предпринять, это - ознакомиться с предысторией и результатами изучения лабиринтов другими исследователями.

  

Глава 1. Исследования лабиринтов

 Изучением соловецких лабиринтов занимались археологи Н.Н.Виноградов, Н.Н.Гурина, А.А.Евневич, П.К.Казаринов, А.Я.Брюсов, А.А.Куратов, А.Я.Мартынов и др.. Между тем, как показывает историография вопроса, почти все проблемы, поднятые археологами, нельзя признать окончательно решёнными.

Древний смысл лабиринтов уже давно утрачен в народной памяти. Для какой цели сооружён лабиринт, и кто его построил? Имел ли лабиринт какое-нибудь практическое значение, или он создан из религиозных побуждений? Все эти вопросы ждут объяснения.

Считается, что лабиринты карельского Беломорья созданы в конце первого тысячелетия до нашей эры протосаамскими племенами. 

Существует несколько гипотез специалистов о назначении этих сложных каменных спиралей на земле.

В конце XIX и первой половине XX веков многие русские и советские исследователи обращали внимание на эти интересные памятники древней человеческой культуры в Беломорье, пытаясь объяснить их назначение.

Одни исследователи видели в них религиозные изображения, посвященные культу предков. Другие считали их могильными знаками над местами погребений. И запутанные ходы лабиринтов и их каменные стены предназначались для того, чтобы души умерших не могли найти пути возвращения к живым. Однако, раскопки под некоторыми лабиринтами не дали никаких признаков погребений. Третьи предполагали, что лабиринты служили своеобразным способом испытаний человека - годен ли он к предстоящему путешествию, а также для ограждения путешественника от несчастья.

Все эти исследователи сходятся на том, что лабиринты созданы древним человеком и связаны с его религиозными представлениями. Делая самые фантастические догадки о верованиях первобытных людей, которые как будто только и думали о том, как спастись от преследования душ умерших, эти исследователи не допускали даже мысли о связи лабиринтов с занятиями древних людей Поморья.

 

Первый шаг к решению загадки северных лабиринтов сделал археолог Н.Н.Виноградов в 20-х годах нашего века, будучи заключенным Соловецкого концлагеря. Виноградов обошёл Соловецкие острова, обмерил и зарисовал все встреченные им каменные сооружения - лабиринты, разрушенные гробницы, отдельно стоящие камни, каменные кучи - и выяснил, что все они связаны между собой. Одну из каменных куч в кольце лабиринтов он разобрал, но ничего под нею не нашёл.

По его гипотезе, каменный лабиринт являлся входом в царство мертвых, открывавшим душам умерших вход в Иной, «потусторонний мир», как мы привыкли говорить, понимая его теперь как мир иных пространств и измерений. Т.е. лабиринты - это памятники ритуальной магии, святилища первобытного человека.

Исходя из местоположения всех этих комплексов, Виноградов пришел к выводу, что лабиринты - не погребальные сооружения, а - святилища, гигантские алтари, связанные с миром мёртвых. По этим спиралям, приближаясь к центру и совершая все новые и новые повороты, должны были проходить не люди, а души умерших, чтобы "потерять ориентировку" и уже никогда не найти выхода назад, в мир живых. Эта догадка подтверждалась всем тем, что нам известно о критском лабиринте. Другими словами, каменный лабиринт являлся жертвенником, открывавшим душам умерших вход в загробный, "потусторонний мир", как мы привыкли говорить, понимая его теперь как мир иных пространств и измерений.

Кроме того, допускалось, что к соловецким святилищам имел отношение и культ солнца. Объяснение -  два типа соловецких лабиринтов дают формальное право соотнесения их с солнцем. Это моноспиральные сооружения, внешняя форма которых всегда повторяет круг, и концентрически-круговые фигуры, представляющие собой систему вписанных друг в друга кругов. Если, кроме внешнего сходства, учесть то обстоятельство, что святилища располагаются на мысах, с которых обозревается восход или закат солнца (а на Б.Заяцком острове и м.Колгуй о.Анзер и то, и другое), можно предположить, что часть лабиринтов в святилищах сооружалась для отправления обрядовых действий, должны вызвать появление исчезнувшего святилища.

Однако ничто не могло объяснить необходимость постройки сразу нескольких лабиринтов в одной географической точке или при одном поселении - сезонном - древних рыбаков и морских охотников, какими были люди «арктического неолита».

Во-вторых, и это весьма примечательно, каменные лабиринты на Севере появились на всей территории как бы одновременно, причём много позднее, чем сформировалась археологическая культура, с которой они оказываются связаны впоследствии.

Дело в том, что изучая местоположение каменных лабиринтов относительно уровня моря учёные заметили, что подавляющее их большинство расположено на уровне первой морской террасы, сформировавшейся не ранее III тысячелетия до нашей эры, тогда как последние лабиринты по своему положению могут быть датированы концом II тысячелетия до нашей эры.

Тем самым учёные соотносят время постройки каменных лабиринтов на Беломорье со временем сооружения других мегалитических построек Северной Европы. Все эти сооружения, включая наши северные лабиринты, построены в одну эпоху - примерно с середины III и кончая серединой II тысячелетия до нашей эры, когда их перестали возобновлять.

 

В 1921 году на Кольский полуостров была организована первая научная экспедиция, которая проводилась под личным контролем Дзержинского. Возглавлял её профессор А.В.Барченко, действовавший с мандатом Института изучения мозга и с личного благословения академика Бехтерева. Кстати, руководитель экспедиции, обладавший экстрасенсорными способностями, был привлечён к работе в органах госбезопасности, где возглавлял сверхсекретную лабораторию оккультного направления. Целью экспедиции являлся поиск остатков древних цивилизаций, которые, согласно концепции А.В.Барченко, владели универсальным Знанием, включавшем в себя знание иных источников энергии и действенных средств психического воздействия на людей. А.В.Барченко предполагал, что эти знания не исчезли бесследно, а сохранились в закодированной форме в мегалитических памятниках. К сожалению, результаты этой и последующих экспедиций А.В.Барченко, в своей основной массе, не были обнародованы. Его отчёты навсегда исчезли в тайных архивах НКВД, а сам Барченко после смерти Дзержинского был расстрелян по личному распоряжению Сталина.

 

Философ о.Павел Флоренский о лабиринтах

Будучи узником Соловецких лагерей, о.Павел писал: "Тут, на островах Соловецкого архипелага, существуют замечательные сооружения, называемые в археологии лабиринтами, а в народном языке «вавилонами». Это — выполненные из камней, преимущественно валунов, величиною с голову, иногда меньше, до кулака, узорные дорожки с запутанным ходом; в одних случаях промежутки между каменными лентами идут непосредственно к центру, в других же случаях — разветвляются и приводят к тупику. Попав в центр обыкновенно не сразу можно выбраться оттуда и после прохождения некоторого пути приходишь на старое место.

Форма лабиринтов различная — круглая, эллиптическая, подковообразная. В середине лабиринта бывает сооружение из камней, напоминающее маленькую гробницу... Среди разных предположений кажется наиболее вероятно, что они относятся, по крайней мере в основном, к неолиту и ко временам примернo V — VI века до нашей эры; строили их, как думают, германцы, оттесненные кельтами, и затем лопари, заимствовавшие эти постройки от германцев. Думают, что устройство лабиринтов связано с культом умерших и назначено для воспрепятствования душе умершего, похороненного в центре, выйти наружу, — первоначально по крайней мере. Впрочем, эти предположения, хотя и более вероятные, — дело темное. Кромлехи, менгиры и, наконец, древний Критский лабиринт — вероятно родственны между собою и с лабиринтами Соловков и Мурмана, хотя различаются между собою размерами…”

 

В 1948 году Н.Н.Гурина, обстоятельно описывая эти своеобразные памятники, пришла к выводу, что каменные лабиринты Беломорья связаны с рыболовными промыслами и в некоторых случаях по конструкции подобны рыболовным ловушкам-убегам, изображенным в плане. Она подметила, что все каменные лабиринты на берегах Белого, Баренцева и Балтийского морей расположены на островах, полуостровах и устьях рек, причём в непосредственном соседстве с рыбными тонями, то есть участками вблизи морского берега, особенно богатыми рыбой.

Одним из примитивных и древних по происхождению способов древней ловли являлась ловля с помощью так называемых убегов. Это был один из распространенных видов осеннего лова наваги в южной части Сорокской губы от сел Вирмы до Нюхчи.

Убег представлял собой забор примитивной конструкции из хвойных и березовых веток, втыкаемых в морской грунт на отмелях около небольших морских заливов. Высота забора достигала двух, а длина - нескольких сотен метров. На расстоянии 20-30 м в такой стене делали ворота, где устанавливались мережи. Рыба, подходящая к берегу во время прилива, с отливом стремилась выйти обратно в море и, обходя забор, попадала в мережки.

Рыбаки -«убежники» проводили на промысле долгое время. Осмотр ловушек осуществлялся спустя каждые 6 часов «через воду». Этим способом ловли пользовались в основном бедняки, не имевшие средств на более эффективные и современные средства ловли. По мнению Н.Н.Гуриной, лабиринты могли символизировать именно такой или очень близкий ему способ лова.

В пользу этого говорит ориентация выходов лабиринтов на берег, подобно мережам -«убежицам».

На острове Большой Соловецкий небольшой полуостров с лабиринтами отделяет каменная перемычка.

Два лабиринта на острове Большой Заяцкий соединены друг с другом каменной перемычкой, что, считает H.H.Гурина, напоминает стены «убегов».

И наконец, среди лабиринтов Большого Заяцкого острова обнаружена каменная фигура, по форме напоминающая рыболовный снаряд типа «вентеря» или «морды».

В конечном счете лабиринты Беломорья связаны с промысловой магией, целью которой было обеспечить удачу в морском промысле.

По существу Н.Н.Гурина утверждает, что тайна лабиринтов безусловно связана с основным занятием первобытных людей Беломорья - рыболовством. Однако сооружение лабиринтов, по её мнению, полностью лежит в плоскости магических верований рыболовов.

 

По мнению карельского краеведа И.М.Мулло, лабиринты - это лишь планы рыболовных ловушек. Ловушки с такими сложными, извилистыми ходами использовались для лова крупной и норовистой рыбы - семги и кумжи.

Первобытному рыбаку для существования нужны были надёжные орудия лова, а не их символы для магических манипуляций. Для того, чтобы соорудить в опредёленном месте сложное орудие лова, он должен был в мыслях иметь представление о нём, иметь его план. И он наглядно создал этот план теми средствами, которыми располагал, и там, где производил лов рыбы.

Лабиринты, следовательно, имели непосредственное отношение к рыболовству и практическое значение для первобытного рыболова. Они как бы являются памятниками трудовой деятельности первобытных людей...

 

Правда, в дальнейшем ни Н.Н.Гурина, ни И.М.Мулло не могли объяснить, почему требовалось делать такое количество гигантских "моделей", а когда такие же лабиринты стали находить в глубине Кольского полуострова, даже самым упорным сторонникам "производственного характера" этих сооружений пришлось отказаться от этой теории.

 

Новую гипотезу, что каменный лабиринт может быть жертвенником, выдвинул А.А.Куратов, который следом за Н.Н.Виноградовым занялся изучением этих памятников русского Севера. Раскопав одну из каменных куч в кольце лабиринтов на Большом Заяцком острове, Куратов обнаружил под ней еще не до конца истлевший обломок обожжённой человеческой кости, и несколько отщепов кварца, явно вышедших из рук человека.

Отсюда он предположил, что лабиринты являлись родовыми святилищами, где древние погребали умерших, совершали магические обряды умножения добычи, инициации и т.п.

"Находка Куратова не просто утверждала, что каменные кучи около лабиринтов - остатки древних захоронений; она помещала весь комплекс этих сооружений в соответствующую историко-культурную "нишу", связывая его с так называемой "культурой арктического неолита", стоянки которой были известны археологам примерно на той же территории, что и лабиринты, в том числе и на Соловецких островах, примерно в V-I тысячелетиях до нашей эры". Это, по его мнению, подтверждало и нахождение ряда лабиринтов на Мурманском побережье Кольского полуострова рядом со стойбищами людей "арктического неолита", открытыми еще Н.Н.Гуриной.

 

Подобное предположение для северных лабиринтов высказывал и известный русский этнограф В.П.Кабо, который исследовал назначение лабиринтов у аборигенов Австралии. Изображения лабиринтов на камнях, деревьях, земле были связаны у аборигенов Австралии с представлениями о «нижнем мире». Около них совершались обряды умножения добычи, инициации и другие культовые действия. Действительно, назначение лабиринтов трудно определённо связать с какой-либо одной идеей.

 

Московский историк и археолог А.Никитин также считает, что скорее всего следует признать культовое назначение лабиринтов, использование их в каких-то магических целях, поскольку поблизости от сооружений нередко встречаются древние погребения. По его мнению, лабиринты являют собой алтари, на которых древние жрецы совершали обряды, и одновременно они служили входами в подземное "царство мертвых".

 

А.Я. Мартынов также подчеркнул неслучайность выбора Соловецких островов в качестве места родовых и племенных погребений, указав, что он связан с представлениями древнего беломорского населения о потустороннем мире и самой смерти. Удаление тела за морскую преграду, его сожжение, закладка останков каменной курганной насыпью совершались с одной целью: обеспечить невозвращение умершего или его души из потустороннего мира. Одновременно А.Я. Мартынов расширил функциональное назначение лабиринтов, предположив, что на некоторых из них шло отправление обрядов поклонения солнечному божеству.

 

Признавая в целом подход предшественников к решению проблемы назначения северных, и в частности соловецких, лабиринтов, В.А. Буров  заметил, что в утвердившейся концепции их семантики не достает одного, но чрезвычайно важного звена, точнее яркого штриха, который бы, с одной стороны, оживил, а с другой — скорректировал гипотезы Н.Н. Виноградова и А.Я. Мартынова.

 

Для ответа на вопросы, какой внутренний смысл таят в себе каменные лабиринты, действительно ли они связаны с культом умерших, что означают каменные груды в их центре и окружающие их ленты каменных выкладок, он обратился как к структуре самих лабиринтов, так и к мифологии народов Севера. А прежде всего - проанализировал малейшие нюансы каменных кладок наиболее распространенных так называемых биспиральных подковообразных круглых лабиринтов классического типа, а затем поставил вопрос: какой образный ряд может стоять за всем этим? И взглянув на лабиринты с художественных позиций, первое, что отметил, - это клубок из двух свернувшихся змей.

А далее,  через связку с древним эпосом “Калевала”, заключил, что змея - это ярко выраженный символ зла и смерти.

И как итог работы:

1. Семантика каменных лабиринтов Русского Севера, прежде всего соловецких, получает объяснение через призму карело-финского эпоса “Калевала”. Выложенные из валунных камней спирали обозначали змей подземного царства смерти, а размещённые в центре сооружений каменные горки символизировали Мировую гору, в недрах которой, в представлении древних, находилось царство смерти. Змеи - существа, связанные с этим подземным миром мёртвых.

2. Изображения змей, представленные в виде линий, выложенных из камней, - это художественные образы, что позволяет отнести каменные лабиринты к произведениям первобытного искусства.

3. Лабиринты, имевшие четко выраженную солярную направленность (крестообразное пересечение двух линий), были связаны с культом солнца, его заточением в скалу, гору подземного царства, куда оно было спрятано злыми силами.

4. Высказано предположение, что крупнейший первобытный культовый центр Беломорья — Соловецкий архипелаг — выступал в роли эпической Страны Мертвых, описанной в “Калевале”. Лабиринты же служили дверьми в подземелья царства смерти Маналы-Туонелы.

 

Б.Ольсен предполагает, что лабиринт мог играть метафорическую роль в ритуалах, связанных с переходом от жизни к смерти. «Можно себе представить, что шаман входил в лабиринт, и это означало отделение смерти индивида от его жизни. Присутствие внутри лабиринта означало отделение от жизни на земле. Церемония заканчивалась тем, что шаман оставлял лабиринт как бы символизируя этим переход умершего в новую стадию». Но нужно заметить, что далеко не везде лабиринты сопровождаются захоронениями.

Б.Ольсен считает, что эти близлежащие памятники могут быть связаны и по аналогии с лабиринтами норвежского Финмарка датированы XII-XVI вв. Самые ранние изображения лабиринтов в виде петроглифов в Скандинавии датируются бронзовым веком - II тыс.до н.э.

К этой эпохе относятся и изображения лабиринтов на скалах в других частях Европы: Англии, Испании, на Кавказе.

Но как далеко в глубь уходит традиция строительства северных каменных лабиринтов, сказать трудно.

Большинство скандинавских памятников не могут быть датированы по высотным уровням ранее средних веков, хотя исследователи и допускают более древний возраст некоторых из лабиринтов. Остается пока неясным, была ли идея лабиринта в Фенноскандии заимствована извне или возникла в среде местного населения.

 

Е.Файдыш считает, что лабиринты, как наиболее распространённые в древности мегалитические «конструкции», играют чисто экологическую роль.

Согласно современной нелинейной физике и теории хаоса определенные геометрические формы играют очень большую роль в нашем мире, являются универсальным языком вселенной. Их можно встретить и в живой, и в неживой природе. Это и снежинки, и морозные узоры на стекле, разнообразные формы раковин, цветов растений. Причём, несмотря на невероятное разнообразие окружающего нас мира, базовый набор элементов таких естественных орнаментов достаточно невелик и встречается на всех уровнях организации нашей вселенной, от геометрической структуры молекул до формы галактик. Это спирали, звёзды, кресты, свастики и т.д. Эти же геометрические формы были хорошо известны и в древней мистической традиции. Это разнообразные мандалы и янтры, магические знаки и орнаменты.

Нетрудно увидеть, что они представляют собой особую разновидность мандалы. Возможно, одна из причин современного социального и экологического кризиса в том, что эта сеть лабиринтов почти разрушена. И задача - в том, чтобы понять, как работала эта древняя экологическая система, и восстановить её в обновлённом виде, опираясь на древние и современные технологии.

 

По мнению О.Е.Кодола  “…культовое (религиозное) назначение северных лабиринтов сегодня не оспаривается”. Он полагает, что лабиринты были центральными объектами проведения большинства обрядов, проводившихся на территории Большого Заяцкого острова. Большое количество лабиринтов, их схематика, размеры, ориентировка относительно сторон света может объясняться как "обрядовой специализацией" каждого отдельного лабиринта, так и временем его построения. А далее, уже как следствие, предполагает и схему движения верующих при проведении самого обряда: от жилых островов в сторону Большого Заяцкого острова, далее - северный мыс острова, у подножия горы Сопка (место высадки) – как начало проведения обряда.

По результатам биолокационных исследований лабиринтов О.Кодол сделал вывод, что неолитические объекты Большого Заяцкого острова представляют собой энергетические центры, оказывающее воздействие на психофизическое состояние испытуемых.

 

В.Дятлов: Исследователи бьются над разгадкой тайн "северных вавилонов". Согласно его гипотезе причудливые каменные лабиринты на Кольском полуострове не что иное, как один из древнейших на планете календарей.

 

До сего дня существовало несколько версий о предназначении лабиринтов. Например, член Русского географического общества В.Евтушенко убеждён, что наземные лабиринты - это чертежи искусственных нерестилищ для воспроизводства рыбных запасов. Если верить этой версии, то где-то поблизости под водой должны скрываться каменные нерестилища. Но, к сожалению, до сих пор ничего напоминающего их не найдено, хотя искали даже водолазы. Не могли лабиринты, как полагают некоторые исследователи, служить и опознавательными знаками, своего рода маяками, указывающими путешественникам путь к родным берегам, поскольку их нельзя было заметить издалека, как, например, "путные" кресты на скалах при входе в бухту. Путешественник мог видеть лабиринты, лишь приплыв в свою бухту, где ему уже не нужны были никакие указатели.

 

Автором новой версии о предназначении лабиринтов стал член Мурманского отделения астрономо-геодезического общества Л.Ершов.

Знак лабиринта легко можно сопоставить с библейской картиной Вселенной, как ее представляли жители древнего Вавилона, и попытаться таким образом расшифровать части лабиринта. По мнению Ершова, верхняя часть - небосвод, верхние небесные воды, падающие дождем, снегом с небес. Нижняя часть - воды земные, нижние, то есть океаны, моря, озера, реки. Эти нижние и верхние воды омывают землю - квадрат, который образуют прямые линии, проведенные между концами спиралей лабиринта. Сами же спирали являют собой пространство и время. Четыре конца спиралей - это четыре стихии, из которых состоит все сущее в этом мире, в европейской космогонической традиции это огонь, вода, воздух и земля. Две спирали - это две противоположности, приведенные в гармоническое равновесие: жизнь и смерть, творение и разрушение, ночь и день, тепло и холод. Крест в центре лабиринта - символ огня, Солнца. Если посчитать количество спиралей во всех лабиринтах, то оно будет равняться двенадцати, что может символизировать ход времени и счет его двенадцатью месяцами в каждом году. К тому же одно из дошедших до нас из глубины веков названий лабиринта - "Дороги великанов". Этими великанами исследователи считают Солнце и Луну.

Само название лабиринта - "Дороги великанов" - предполагает наличие в нем второго небесного великана - Луны. И действительно, спирали внутренней части лабиринта очень похожи на спирали наружные (солнечные), но как бы отражают их зеркально. "Я не сомневаюсь, - утверждает Л.Ершов, - что знак классического лабиринта строился не абстрактно, а как конкретное отражение движения Солнца и Луны, сам лабиринт имеет календарную символику, что в свою очередь является символом вечности циклов времени, символом вечности циклов жизни и смерти".

 

А.Жебраускас в своей  работе “Лабиринт как архетип культуры и метафора сознания” пишет: “Под лабиринтами напрасно искали погребения, потому что под камнями и в центре лабиринтов оказывалась или голая скала, или же нетронутый галечник. В их спиралях хотели найти остатки костей, черепки от древней посуды или каменные орудия труда, которые могли бы указать на время их создания и на типичный облик материальной культуры их строителей. Но каменные спирали были в полном смысле слова пусты”.

И, по автору, карта-диаграмма своей жизни  представляется человеку лабиринтом. Он возникает лишь в мнемоническом образе. Лабиринт не очевиден, возможно, именно потому, что в качестве ментальной структуры, архетипа, всегда присутствует в людском сознании. Осознание лабиринта - это самосознание эпохи.

А метаморфозы лабиринта отражают объективные культурные процессы, поэтому рассматривать лабиринт следует именно с позиций культурологии.

Вначале лабиринты имели функцию "каналов связи" с загробным (подземным) миром и использовались при погребальном обряде и ритуалах инициации.

А вот прохождение по самому лабиринту способствовало медитативному погружению, спуску в собственное подсознание, где была необходима встреча с "тенью" (Минотавром). Центр лабиринта здесь - вектор, направленный вниз.

Начиная со Средних веков, лабиринт уже переходит в идеальный план, осмысляется как метафора сложного пути человека в мире. Искусственно удлинённый путь в лабиринте - непременное условие для достижения центра (возвращение в некогда утраченный рай). Вектор здесь направлен вверх - к Богу. Вертикаль.

Позднее лабиринт утрачивает центр, символизируя "тропу блужданий" в мире, где у человека появляется выбор, куда идти, но зато появляется множество тупиков. Вектор тот же, что и в Средневековье, но человек уже не стремится к Богу, погружаясь в многообразие мира дольнего. Появляется самодостаточность сложной топографии, децентрализация, устремленность к выходу.

Укоренённый в сознании человека архетип заставляет человека усматривать лабиринт всюду, даже в причинно-следственном разветвлении собственной жизни.

 

К.П.Рево разобрал один из понойских лабиринтов и обнаружил между камнями лишь слой «пустой» земли толщиной до полуаршина.

Столь же безрезультатны были и раскопки А.Я.Брюсова – в отношении одного из лабиринтов на острове Большой Заяцкий.

 

Еще в 1592 г. русские дипломаты Г.Б.Васильчиков и С.Г.Звенигородский писали с северной окраины России: «А в Веренге, на побоище немецком...на славу свою принесши с берегу камень в вышину от земли есть и нынче больше сажени, а около него подале выкладено каменьем как бы городовой оклад в 12 стен, а назван был у него тот оклад Вавилоном...» Это, вероятно, первое упоминание о памятниках неизвестной ранее культуры, явившихся еще одной вариацией идеи лабиринта.

 

Имеется и несколько народных преданий, объясняющих происхождение лабиринтов в отдельных местах.

Каменные лабиринты издревле почитались как указатели на близость иных пространств и измерений. Предания и легенды северных народов связывали каменные спирали с существованием сказочных народов: эльфами, феями, гномами и подобными им жителями "подземного мира". Более того, именно лабиринты в легендах и сказаниях указываются как "входы" и "выходы" в подземное, потустороннее царство, открывающиеся лишь тем, кто знает магический ключ к этой, образно говоря, потайной двери. Обрядовые церемонии, проводимые внутри и вблизи этих каменных святилищ, позволяли совершать опыты с измененными состояниями сознания и исследовать потусторонний мир духов - источник просветления и силы.

 

Наиболее раннее из них записано князьями Звенигородским и Васильчиковым в ожидании переговоров со шведами в 1552 году. По преданию, два больших лабиринта у г. Колы сооружены королем Валитом или Валентом, посаженником Великого Новгорода, разбившим мурман и норвежцев. «И тот камень, что на Варенге, и по сей день слывет Валитов камень». Такой же оклад был сооружен Валитом и на месте г. Колы, но он «завален, когда острог делали», т. е. в конце XVI века.

 

У населения Кандалакши также существует предание о возникновении местного лабиринта. Его относят ко времени Пугачева. «А почему же здесь у вас вавилон? А вот для примера, чтобы видно было ... Положили, когда пугач ещё был, до воли, - бежали сюда разные люди, после, как Пугача поймали, они и выклали».

 

Возникновение лабиринтов на Соловецких островах связывают и с Петром Великим. Первое упоминание о таком событии встречается у архимандрита Досифея, составившего описание монастыря: «На острове Заяцком, близ коего стоял Российский флот, повелено было Государем соорудить деревянную церковь во имя святого апостола Андрея ... Также неподалеку от этой церкви был выкладен на земле в два ряда булыжных камней вавилон, или лабиринт, который и поныне виден».

 

Родство с Критом?

Профессор  Н.Н.Гурина, посвятившая изучению арктических лабиринтов всю жизнь,  отвергает  саму  возможность сближения  критских  и  северных  мегалитов. Эта категорическая точка зрения  аргументируется  абсолютно  беспомощно.  Критяне, дескать,  не  могли  посещать  Кольский  полуостров, так как им потребовалось бы несколько лет, чтобы по Атлантическому  океану в  обход  Скандинавии достичь Баренцева моря, хотя Одиссей, как известно, добирался до Итаки не менее 10 лет. И наконец,  чисто психологический  "довод":  "Надо  хотя бы на минуту представить себе  жителей  Средиземного  моря,  пробирающихся   по   скалам Кольского   полуострова,  чтобы  понять  фантастичность  такого представления".

Однако ни к какой фантастике прибегать не  придётся,  если только   встать  на  почву  реальности  и  представить  процесс распространения лабиринтов в обратном порядке -- не  с  Юга  на Север,  а  наоборот - с  Севера  на  Юг. Действительно, сами критяне - создатели Эгейской цивилизации - вряд  ли  посещали Кольский  полуостров,  хотя полностью это не исключено, так как он входил в зону Гипербореи,  имевшей  постоянные  контакты  со Средиземноморьем.  Зато  прапредки  критян  и эгейцев наверняка обитали на севере  Европы,  включая  Кольский  полуостров,  где оставили  сохранившиеся  по сей день следы-лабиринты, прообразы всех последующих сооружений подобного рода.

Путь "из варяг в греки" был проложен не на грани I и II тысячелетий н.э., связав   ненадолго  Скандинавию,  Русь и Византию. Он существовал испокон веков, выступая естественным миграционным  мостом  между  Севером  и  Югом. Двигаясь по нему постепенно с Севера Евразии, древние этносы, прапредки тех, кто создал мировые цивилизации, достигли некогда  и  Индостана, и Ирана, и Малой Азии, и Ближнего Востока, и Средиземноморья, и Северной Африки.

 

Ареал лабиринтов Беломорья

 Лабиринты есть во всех частях света у народов, стоящих на самых разных ступенях исторического развития от каменного века до современности. Особое место в этой многоликой картине занимают каменные лабиринты Северной Европы известные в Англии, Эстонии, Швеции, Норвегии, Финляндии, Северной России на побережьях Балтийского, Баренцева и Белого морей. Общее число северных лабиринтов превышает 500, из них в Швеции находятся около 300, Финляндии около 140, России около 50, Норвегии — 20, Эстонии — 10, Англии — отдельные лабиринты.

На берегах Белого моря обнаружено около 40 лабиринтов, из них более 30 на Соловецких островах Архангельской области, несколько памятников в Мурманской области близ Кандалакши, у села Умба, два в устье реки Поной, на реке Харловке, в бухте Вящина, четыре на реке Варзуга и еще один на реке Вороньей. Несколько лабиринтов найдено на территории Карелии, один в Чупинском заливе и два на архипелаге Кузова, в устье ре­ки Кереть, а также на Кемских островах Белого моря.

Лабиринты зачастую располагаются группами, например, - на Соловец­ких островах, на Кольском полуострове - на реках Поной и Харловка.

Все исследователи отмечают связь лабиринтов с морским побережьем и островами, местами активной рыбной ловли. К примеру, все 156 лабиринтов провинции Норрланд на севере Швеции находятся близ рыболовных тоней. Подобное местоположение типично и для лабиринтов России. Вблизи Кандалакшского лабиринта находится тоня Питкуля. У п–ова Красная Луда близ лабиринта также находилось место рыбной ловли. Понойские лабиринты находятся в устье реки, являющейся важнейшим местом семужьего промысла, как и некогда существовавшие лабиринты в устьях рек Кеми и Керети. Соловецкие острова и Кузова также известны как места богатые рыбой. Таким образом, многие лабиринты связаны не с морем вообще, а с местами активного рыболовства. Интересно, что даже на островах, например, таких крупных, как Соловецкий и Готланд, лабиринты «жмутся» к краю моря и отсутствуют вдали от него.

Бросается в глаза отсутствие лабиринтов на пресных водоемах, в том числе и таких значительных, как Ладожское и Онежское озера, которые в сознании древнего населения вполне могли ассоциироваться по своей величине с морями.

Все северные лабиринты сложены из некрупных камней, имеют в плане вид овала, а внутри затейливые ходы, ведущие к центру сооружения. Выделяется несколько видов конструкций лабиринтов. Если лабиринты находятся не на островах, то  вход в них  - всегда со стороны материка.

Замечено, что лабиринты разных видов могут соседствовать, а лабиринты одинаковых конструкций встречаются на территориях, отделённых сотнями километров.

 Все известные кольские  лабиринты расположены на берегу моря, как правило, за первым -  наиболее древним  -  береговым  валом,  .

Выложенные из камня лабиринты по прошествии столетий не распались, не покрылись буйной растительностью. Все, кто прошел через эти лабиринты, говорят о необыкновенных ощущениях, которые они испытали.

Проблематику “северных лабиринтов” выражают три вопроса: когда, кто и зачем строил лабиринты на Севере?

 

Когда?

Существует устоявшийся взгляд, что каменные лабиринты на Севере появились на всей территории как бы одновременно, причем много позднее, чем сформировалась археологическая культура, с которой они оказываются связаны впоследствии. Дело в том, что изучая местоположение каменных лабиринтов относительно уровня моря учёные заметили, что подавляющее их большинство расположено на уровне первой морской террасы, сформировавшейся не ранее III тысячелетия до нашей эры.  От современного уровня воды её отделяют ещё несколько  береговых  валов, фиксирующих  процесс отступления  моря, и тогда последние лабиринты по своему положению могут быть датированы концом II тысячелетия до нашей эры. На этом основании время постройки каменных лабиринтов на Беломорье исследователи относят ко времени сооружения других мегалитических построек Северной Европы - в Англии (Стоунхендж и др.), Бретани, Испании, Швеции.

Но, лабиринты северной Норвегии по высотному расположению и возрасту лишайников датируются временем почти нашей современности - ХШ-XVIII вв. Так, кто же прав? И где календарная ошибка?

 

Кто?

На этот вопрос исследователи однозначно утверждают, это - “протосаамские” народы, характерный  образ жизни и ведения хозяйства которых - кочевнический. Доказательство? - ареал распространения “северных лабиринтов” совпадает с ареалом распространения подобных племён. Логика? - типа: учение верное, потому что – правильное.

Странно то, что охотники и рыболовы оставили на прибрежных скалах реки Выг на Карельском берегу Белого моря множество наскальных изображений, всесторонне освещающих их быт, охоту, морской промысел и многое другое. Однако в этой широчайшей "картинной галерее" нет главного - изображения лабиринтов. Может быть, их запрещалось изображать?

В отношении же беломорских каменных лабиринтов существует ещё одно устоявшееся мнение: поскольку основное святилище с лабиринтами находится на Соловецких островах, оно должно было принадлежать морским охотникам и рыболовам, которые только и могли добраться сюда с материка. Понимается, при этом, – ближайшего материкового берега. Но, почему смешаны в один узел святилища и лабиринты? И почему выбран только такой путь? И почему строителями не могли быть те же морские охотники и рыболовы, но приплывшие на своих судах издалека? Тем более, что лабиринтными “вехами” обозначен весь вероятный путь наших строителей – по всему Северному побережью Европы, не говоря уж о Прибалтике. Но, такой постановки вопросов – вовсе не встречается.

 

Зачем?

Ответ на этот вопрос уже зависит от двух предыдущих. Но, если там нет полной уверенности в истине, то здесь и подавно, на все 100%.

 

И ещё. Большинство исследователей лабиринтов либо впрямую проводит связь между северными, прибрежными лабиринтами и подземными – Фаюмским и Кносским, либо такая мысль неосознанно преследует их в работах.  И, как следствие, в исследования северных лабиринтов подмешиваются и другие описания: лабиринтных орнаментов, дворцовых и садовых лабиринтов, лабиринтных задач, испытаний и игр. Отсюда – и устоявшееся мнение, что по лабиринту необходимо двигаться, что в нём нужно, избежав тупиков, обязательно искать выход. Т.е. налицо некое упрощенчество: вместо того, чтобы каждый раз находить свой и отличающийся от других ответ в огромном разнообразии лабиринтных задач, мы на всё это разнообразие пытаемся найти один-единственный и, по нашему, – верный ответ. И, естественно, получаем фиаско!

   

Лабиринты, в соответствии с сегодняшней классификацией, имеют различную конфигурацию - подковообразную, круглоспиральную, почкообразную и концентрически- круговую.

На рисунке изображены:

I.   Подковообразные лабиринты - лабиринты так называемого "классического типа": (1), Швеция; (2), Финляндия; (3), Англия; (4), Карельский полуостров, Россия. К этой группе относятся дерново-растительные лабиринты: (5), Англия; (6-8), Соловецкие острова; (9), ФРГ. В центре таких сооружений непременно помещалась каменная пирамидка.

II.  Круглоспиральные лабиринты: (10), (13), Соловецкие острова; (11), Греция; (12), Югославия; (14), Англия.

III. Почкообразные лабиринты - взаимно вписанные спирали: (15), Соловецкие острова; (16), (17), Кольский полуостров.

IV. Концентрически-круговые лабиринты: (18), Кольский полуостров; (19), (20), Соловецкие острова.

V.  На этом же рисунке представлены аналоги каменных лабиринтов: (21), подковообразный лабиринт на кносских серебряных монетах III-I вв. до н. э.; (22), лабиринт в одном из соборов на территории Финляндии; (23), лабиринт на северорусском скальне, Архангельская область.

 

Церковь выступила против языческого культа лабиринтов так же жёстко, как она наложила запрет на заговоры, ритуалы, способствующие плодородию женщин, на культ мёртвых. В этой борьбе с языческими верованиями церковь использовала чрезвычайно действенную стратегию: манипулируя дохристианскими знаками, она начала по-своему толковать их. Так лабиринт стал воплощением пути человека через грешную жизнь к высотам жизни праведной...

Монахи Соловецкого монастыря вообще всегда воспринимали лабиринты как “бесовские знаки”.  И не зря они, держа пустынь на Заяцком острове, старались как можно реже посещать сторону острова, на которой находится древнее капище, считая остров проклятым и наполненным чертовщиной. Для ограждения себя от “бесовщины” у каждого обнаруженного лабиринта они выложили или установили кресты.

Просуществовав не одно столетие, каменные лабиринты и пирамидки Большого Соловецкого острова, где расположен монастырь, были уничтожены и полностью исчезли где-то в 50-е годы. Однако по настоянию историков, археологов и краеведов они были вскоре восстановлены по сохранившимся планам и картам, но уже в виде имитации. И нельзя уже с полной уверенностью говорить ни об истинной конфигурации лабиринтов, ни об их размерах.

   

 

Далее...